Яндекс.Метрика

VIII. 4. Художественные интересы и восприятие искусства (психологические функции)

Художественная литература, театр, кино—важнейшие сред­ства самопознания, мировоззренческого и нравственного само­определения личности. Но все-таки самое «юношеское» искусст­во — музыка. Характерно, что опрошенные Л. Н. Жилиной и И. Т. Фроловой московские старшеклассники, перечисляя вещи, которые они хотели бы приобрести и которые многим из них представляются необходимыми, на первое место поставили маг­нитофон, на второе — гитару или электрогитару; если добавить к этому другие музыкальные инструменты и транзисторы, то получится, что «музыкальные» предметы составляют почти две трети всех юношеских «вещных» желаний. Да и фактически ком­пании подростков, «вооруженные» транзисторами, магнитофона­ми или гитарами (которые часто используются, увы, как удар­ный инструмент), давно уже стали серьезной социальной проб­лемой.

Благодаря экспрессивности и связи с движением и ритмом музыка полнее, чем какое-либо другое искусство, позволяет под­ростку и юноше оформить и выразить свои эмоции, волнующие смутные переживания, которые невозможно передать в сло­вах, разве что в поэзии: ведь она тоже своего рода музыка.

В отличие от чтения, которое требует уединения и сосредо­точения в себе, восприятие музыки может быть как индивиду­альным, так и групповым и, создавая общее настроение, слу­жит важным средством межличностной коммуникации. В сочетанми с танцем или пением музыка составляет не только фон, но и важный компонент юношеского общения. В наибольшей степени это относится к самой спорной с точки зрения эстетики и в то же время самой популярной среди молодежи поп- или бит-музыке. Попытки отмахнуться от нее, объясняя популяр­ность бита только эстетической незрелостью молодежи, равно как и механическое противопоставление бита классике, не вы­держивают серьезной критики.

Интересны выводы, к которым пришла группа венгерских исследователей во главе с И. Витани. Так же как поп-арт ста­рается выделить эстетическое из простых предметов повседнев­ного быта, бит хочет создать искусство путем интенсификации простых музыкальных стереотипов. Исполняемая бит-группами и вокально-инструментальными ансамблями музыка, если брать ее в единстве мелодии, гармонии, ритма, тембра, динамики, во­все не проста и для неподготовленного слушателя трудно вос­производима. Но отдельные элементы ее кажутся доступными и создают у слушателя иллюзию, будто это он сам музицирует или, во всяком случае, может все это сделать. Простота, стерео­типность многих текстов также напоминает фольклорную. Это облегчает распространение такой музыки.

Другая особенность бита — чудовищная, всеподавляющая си­ла звука. Усиление звука и в классической музыке — одно из средств достичь эмоционального напряжения. Современные электроусилители приводят к тому, что бит-музыка воспринимается уже не только ухом, но все тело выступает в качестве резонатора. С одной стороны, это концентрирует в музыке эмоциональ­ные силы индивида, с другой — звучащее пространство как бы простирает шатер над слушателями, так что переживания их становятся общими, отрезают от внешнего мира и внушают чув­ство взаимосвязанности и сопричастности.

Психологические функции бит-музыки так же разнообразны, как и она сама. Одним она дает разрядку эмоционального на­пряжения, другим — чувство внутреннего освобождения, отклю­чения от прозы будней, третьим — ощущение слияния с группой. Нельзя забывать и о престижной функции бита как важнейшего символа юношеской субкультуры. Вопрос компетентности в со­временной популярной музыке для подростков и юношей чрез­вычайно важен. Хорошее знание современных ансамблей, пев­цов и их репертуара, обладание модными записями и т. и. стало одним из средств завоевания престижа у сверстников, а отсут­ствие таких знаний воспринимается как отсталость. Учитывая известную конформность юношеских групп, эта «мода» спо­собствует нивелированию художественных вкусов, часто на до­вольно низком уровне. Все это сталкивает воспитателя с целым рядом проблем, причем не только эстетических, что хорошо по­казано в таких фильмах, как «Не болит голова у дятла» и «Ро­зыгрыш».

Понять психологические функции юношеской музыки не зна­чит обязательно принять ее.

В молодежных увлечениях много наносного, безвкусного. Се­рые, пустые тексты не становятся лучше от того, что их испол­няют только в сопровождении музыки. Злоупотребление электро­инструментами причиняет серьезное беспокойство окружающим людям. Кроме того, привычка к звуковым перегрузкам отрица­тельно влияет на слух и нервную систему. И совсем уж никуда не годится, если «эмоциональное раскрепощение» выливается в разнузданные акты вандализма, что не раз случалось на Запа­де. Нельзя закрывать глаза и на то, что распространение магни­тофонных записей, переписанных с зарубежных дисков, подчас открывает дверь чуждым идеологическим влияниям.

Но здесь, как и с другими молодежными модами, запреты и ограничения не могут заменить главного — систематического воспитания у молодежи высокого эстетического вкуса.

Разные поколения молодежи увлекаются разной музыкой. У одних это танцевальные мелодии, у других — джаз, у треть­их— «барды», у четвертых — вокально-инструментальные ан­самбли. Учитель не может разделять все эти увлечения, но он может и должен учитывать их. Музыкальные клубы, дискотеки (журнал «Клуб и художественная самодеятельность» не только систематически обсуждает проблемы легкой музыки, но и изда­ет в качестве приложения наиболее интересные новые диски), обсуждение музыкальных новинок, обучение игре на популяр­ных инструментах — все это снимает с молодежной музыки оре­ол запретности и одновременно повышает общий уровень музы­кальной культуры старшеклассников.

Задачи эстетического воспитания не сводятся к тому, чтобы вводить в определенные рамки спонтанные потребности юно­шей и девушек. Оно — органическая часть воспитания всесто­ронне развитой личности.

виды искусства – предыдущая

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога в Москве.