Яндекс.Метрика

III. 4. Дифференциально-психологические аспекты развития (пониженное самоуважение)

Изучая условия формирования и функции самоуважения большой группы американских старшеклассников 15—18 лет, М. Розенберг нашел, что юноши с пониженным самоуважением характеризуются также неустойчивостью образа «я»; они обыч­но склонны «закрываться» от окружающих, представляя им ка­кое-то «ложное лицо» («представляемое «я»). С суждениями типа: «Я часто ловлю себя на том, что разыгрываю роль, чтобы произвести на людей впечатление» и «Я склонен надевать «ма­ску» перед людьми»—юноши с низким самоуважением согла­шались почти в шесть раз чаще, чем обладатели высокого са­моуважения. Это происходит из-за того, что юношам с низким самоуважением хочется скрыть свои подразумеваемые слабости, но необходимость «играть роль» вызывает страх, как бы не сделать ложного шага. Тем самым усиливается внутренняя напря­женность. Юноши с пониженным самоуважением особенно ра­нимы и чувствительны ко всему, что так или иначе затрагивает их личность. Они болезненно реагируют на критику, смех, пори­цание. Их беспокоит плохое мнение о них окружающих. Они острее реагируют, если у них что-то не получается в работе или если они обнаруживают какой-то недостаток в самих себе. Вследствие этого им свойственна склонность к психической изо­ляции, уходу от действительности в мир мечты, причем этот уход отнюдь не добровольный. Чем ниже уровень самоуваже­ния человека, тем более вероятно, что он страдает от одино­чества.

Пониженное самоуважение и трудности общения снижают также социальную активность личности. Юноши с низким самоуважением принимают значительно меньшее участие в общест­венной жизни, реже занимают выборные должности и т. д. При выборе профессии они избегают специальностей, связанных с не­обходимостью руководить или подчиняться, а также предполага­ющих дух соревнования. Даже поставив перед собой определен­ную цель, они не особенно надеются на успех, считая, что у них нет для этого необходимых данных.

Степень расхождения реального и идеального «я», опреде­ляющая общий уровень самоуважения, зависит от целого ряда условий. На одном полюсе стоят подростки и юноши, у которых низкое самоуважение и преувеличенно критическое отношение к себе связано с невротизмом и склонностью к депрессии. Зани­женная самооценка выражает в этом случае, если воспользовать­ся психиатрическими терминами, «агрессию, направленную на себя». И здесь учитель, как никто другой, может оказать эмо­циональную поддержку старшекласснику, помочь ему разо­браться в своих переживаниях, не преувеличивать значение кон­фликтов, которые через неделю будут забыты. Иногда для этого достаточно дать юноше просто «выговориться». Эффектив­ным способом повысить самоуважение является незаметное включение школьника в такую деятельность, в которой он смо­жет проявить свои сильные стороны и получить, таким образом, подтверждение своей человеческой ценности.

Но неудовлетворенность собой и высокая самокритичность далеко не всегда свидетельствуют о пониженном самоуваже­нии. Несовпадение реального и идеального «я» вполне нормаль­ное, естественное следствие роста самосознания и необходимая предпосылка целенаправленного самовоспитания. При переходе от детства к отрочеству и далее самокритичность растет. Так, в изученных Е. К. Матлиным сочинениях десятиклассников, опи­сывающих собственную личность, в 3,5 раза больше критиче­ских высказывании, чем у пятиклассников. Ту же тенденцию отмечают психологи ГДР. Чаще всего старшеклассники жалуют­ся на слабоволие, неустойчивость, подверженность влияниям и т. п., а также на такие недостатки, как капризность, ненадеж­ность, обидчивость.

Расхождение реального и идеального «я»— функция не толь­ко возраста, но и интеллекта. У интеллектуально развитых под­ростков и юношей расхождение между реальным и идеальным «я», т. е. между теми свойствами, которые индивид себе припи­сывает, и теми, которыми он хотел бы обладать, значительно больше, чем у ребят со средними способностями. То же — у бо­лее творческих людей, у которых гибкость и независимость мыш­ления часто сочетаются с недовольством собой, повышенной ра­нимостью и т. д. Дневники и личные документы многих великих людей, например Л. Толстого, также свидетельствуют о том, что почти все они, кто реже, кто чаще, переживали чувство острой неудовлетворенности собой и творческого бессилия.

Рефлексивная самокритика творческой личности и понижен­ное самоуважение невротика похожи друг на друга тем, что в обоих случаях присутствует стремление к совершенству и вы­бор настолько высокого образца, что по сравнению с ним налич­ные достижения и свойства «я» кажутся незначительными. Но в первом случае конфликт реального и идеального «я» разреша­ется в деятельности, будь то учеба, труд или самовоспитание. Этот конфликт развертывается на основе сильного «я», которое может ставить себе сложные задачи, и в этом проявляется мера самоуважения. Наоборот, типичная черта невротика—слабое «я». Невротическая рефлексия остается на уровне пассивного самосозерцания, «вырождается в самодовольное нянчанье ин­дивидуума со своими ему одному дорогими особенностями» [1]. Признание и даже гипертрофия собственных недостатков слу­жат здесь не стартовой площадкой для их преодоления, а сред­ством самооправдания, отказа от деятельности, вплоть до пол­ного «выключения» из реального мира.

Зная поведение воспитанника, круг его интересов, его способ­ность преодолевать трудности и достигать поставленных целей (прежде всего в той сфере, которая для него самого наиболее личностно значима, каково бы ни было ее место в школь­ной программе), вдумчивый учитель всегда сможет оценить, к какому из двух полюсов тяготеет старшеклассник и нужно ли учить его несколько умерять уровень своих притязаний, соот­нося самооценки с реальными возможностями, или, наоборот, повышать этот уровень, равно как и веру в собственные силы.

В юношеском возрасте уже отчетливо видна направленность личности. Одни старшеклассники четко ориентированы на дея­тельность; даже если основная сфера их деятельности еще не определена, такие юноши отличаются выраженной потребностью в достижении, умением ставить перед собой конкретные цели, распределять и планировать свое время. Другие живут главным образом воображением; мир их фантазии и мечты часто плохо сочетается с практической жизнью. Третьи пассивно плывут по течению, ориентируясь преимущественно на удовлетворение сво­их сегодняшних потребностей в общении, эмоциональном ком­форте, и не слишком задумываются о будущем. Четвертые увле­каются всем понемногу.

Педагогика юношеского возраста имеет дело с людьми вы­росшими, но еще не взрослыми, информированными, но еще не компетентными, увлекающимися, по еще не увлеченными [2]. Не­которая поверхностность — не недостаток, а возрастная черта ранней юности.

_________________________________________________________________________________

[1] Гегель. Философия духа. — Соч. М., Госполитиздат, 1956, т. III, с. 26.

[2] См.: Мудрик А. В. Современный старшеклассник: проблемы самоопре­деления. M., Знание, 1977, с. 60.

самоуважение – предыдущая | следующая – возрастные различия

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.