Яндекс.Метрика

Глава 3. Вопросники как метод исследования личности (продолжение)

Что же касается сравнения самих вопросников Айзенка и Кеттела, то описание индивида с помощью многофакторного вопросника Кеттела, ко­нечно, предоставляет возможности получения гораздо большего количества важной информации, чем вопросник Айзенка, который дает оценку только по двум-трем переменным. К характеристике личности по Айзенку могут быть привлечены еще и «черты» круга Айзенка (в соответствии с показателями испытуемого по двум основным переменным, если оценки по ним находятся достаточно близко к периферии круга). Возможно также выделение некото­рых, указываемых автором, первичных черт из вопросов EPI или PEN, однако их сравнительно небольшое количество да и то, что они не были зара­нее дифференцированы с этой целью, не обеспечивают характеристику «пер­вичных» черт личности с той полнотой и систематичностью, как вопросник Кеттела. Таким образом, если говорить о возможности представления лич­ности испытуемого как многоуровневой структуры, то преимущество вопрос­ника Кеттела перед вопросником Айзенка становится совершенно явным.

Мы остановились здесь на вопросниках Кеттела и Айзенка более подробно потому, что нередко встречаются случаи (даже в публикациях) неграмотного их применения, а чаще —непони­мания необходимости чрезвычайной осторожности выводов, ко­торые можно делать на основе их использования ввиду незавер­шенности их адаптации.

Миннесотский многомерный личностный перечень, или MMPI,— еще один очень известный и широко используемый, особенно в медицинской психологии, вопросник. Если вопрос­ники Кеттела и Айзенка построены на основе «внутренних» кри­териев, т. е. факторного анализа, исходящего из корреляций между различными свойствами личности, то для создания MMPI были выбраны «внешние» критерии — ответы испытуемых опре­деленных клинических групп (согласие или несогласие их с оп­ределенными утверждениями, которых в MMPI всего 550). MMPI был предложен в 40—50-х годах. S. Hathaway и J. Мс-Kinley (1951), клиническим психологом и психиатром Миннесотского университета. Предназначенный для измерения «всех наиболее важных параметров личности», этот тест был вначале ориентирован прежде всего на клинический диагноз, т. е. пред­полагалось, что, будучи построенным на ответах пациентов, клинические диагнозы которых устанавливались авторитетной комиссией из психиатров (с их помощью больные были подо­браны по основным психопатологическим группам согласно но­зологической классификации Крепелина), вопросник может быть использован в последующем для диагностики соответ­ствующих пациентов и групп. Однако это ожидание не оправ­далось, особенно в отношении отдельных шкал вопросника. Выше оказались диагностические возможности всего «профиля личности», построенного на основе оценок испытуемого по всем так называемым основным, или базисным, шкалам, хотя интер­претация такого профиля оказалась делом достаточно сложным, требующим и опыта, и известного искусства интерпретатора. Вместе с тем вскоре выяснилось, что вопросник может иметь большую ценность как для характеристики личности испытуе­мого, так и для оценки его состояния, причем, что особенно важно, его можно применять к одному и тому же испытуемому практически сколько угодно раз, фиксируя изменения состоя­ния в динамике, при этом надежность его в характеристике лич­ности будет только повышаться, так как появится возможность дифференцировать то, что определяется состоянием или каким-либо воздействием, от постоянно присущих данному индивиду свойств. Все это привело к тому, что вопросник завоевал боль­шую популярность и количество публикаций, посвященных ему, стало быстро нарастать, перевалив уже к началу 60-х годов за тысячу, в настоящее время их значительно более 2 тысяч.

Адаптация MMPI у нас в стране началась в середине 60-х годов. Первыми были публикации Ф. Б. Березина и М. П. Мирошникова (1967, 1969). Модифицированный ими ва­риант MMPI они ограничили 384 утверждениями (только теми, которые входят в 10 базисных и 3 контрольных шкалы). Прове­дена рестандартизация теста на отечественной норме, и хотя группа стандартизации не очень велика (250 мужчин и 250 жен­щин), но отбор испытуемых производился более строго и си­стематически, чем это делали авторы оригинального теста. По­лучены новые стандарты, отличающиеся от американских (сле­дует сказать, что сравнение результатов рестандартизации MMPI в ГДР и Венгрии, опыт работы с методикой у нас в стране —- независимые данные, полученные в Москве, Ленин­граде и Каунасе, так же как данные Ф. Б. Березина и М. П. Мирошннкова, свидетельствует об их большей близости между собой, чем с американскими стандартами). Оригинальная и хо­рошо обоснованная интерпретация шкал MMPI, предложенная Ф. Б. Берсзнпым и М. П. Мирошниковым, выгодно отличается от сугубо эмпирической и несколько эклектической системы интерпретации американских авторов цельностью, вытекающей из единого принципа этой интерпретации, а именно — оценки профиля с точки зрения адаптированное личности или нару­шений ее адаптации. Главными симптомами и признаками на­рушения адаптации, преобразующими основные шкалы и весь профиль MMPI, рассматриваются тревога и депрессивные тен­денции как субъективное отражение нарушения психологиче­ского и психофизиологического равновесия, механизм психиче­ского стресса, лежащего в основе большей части психопатоло­гических проявлений [Бсрезин Ф. Б., Мирошников М. П., Рожанец Р. В., 1976]. В соответствии с этой концепцией шкалы и ин­терпретируются, и переименовываются: шкала 1 (Hs — «ипо­хондрия»)— в шкалу «соматизации тревоги», шкала 3 (Ну «истерия») — в шкалу «вытеснения факторов, вызывающих тре­вогу», шкала 7 (Pt — «психастения») — в шкалу «фиксации тре­воги и ограничительного поведения», шкала 9 (Ма — «гипома-нпя») —в шкалу «отрицания тревоги и гипоманиакальных тен­денций». Остальные шкалы также рассматриваются с точки зрения разных форм модификации поведения, вызываемых эмо­циональным напряжением вследствие нарушения адаптации. Тщательная стандартизация и оригинальная интерпретация де­лают «Методику многостороннего исследования личности», как назвали свою модификацию авторы, цепным инструментом психодиагностики, что они и демонстрируют на примерах использования ее в психофармакологии и психофизиологии, а также при психогигиенических исследованиях студентов (в том же издании). К недостаткам этого вопросника следует отнести его сокращенную форму (что, впрочем, в некоторые случаях, например ограниченного времени обследования, может обернуться и достоинством). Однако это закрывает возможность использования пли создания новых, так называемых дополни­тельных, шкал MMPI, которые могут оказаться очень полез­ными для характеристики некоторых свойств личности как в норме, так и при  патологии. Другим недостатком, на наш взгляд, является изменение формы утверждений от первого лица (как в оригинале) в форму второго лица, что может сни­зить «проективный» характер утверждений испытуемого.

вопросник EPI – предыдущая | следующая – методика определения уровня невротизации и психопатизации

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание