Яндекс.Метрика

Психологические факторы хронификации инсомнии

К типичным психологическим факторам предиспозиции к инсомнии относят тревожность, депрессивность (Посохов, 1986, Посохов с соавт., 2004, Миронова и соавт., 2004, Сысоева и соавт., 2004), алекситимические и ипохондрические черты личности (Левин, Тхостов, Рассказова, 2007). Согласно исследованиям, тревожность и депрессивность чаще встречаются у больных инсомнией, чем у хорошо спящих испытуемых, и у больных связаны с ухудшением субъективной и объективной оценки сна.

Экспериментальные работы подтверждают, что стресс может являться триггером нарушений сна и инсомнии (Ковров, Вейн, 2004). Согласно исследованию C.Bastien (Bastien et al, 2004), в 78.3% случаев инсомнии можно идентифицировать причину-триггер или набор обстоятельств, предшествовавших заболеванию, при этом 65% факторов имеет негативную валентность и лишь 4.6% – позитивную.

Факторы хронификации инсомнии исследовались в рамках когнитивного подхода А.Харви (Principles…, 2005). В соответствии с этой концепцией, острая инсомния может развиваться из-за различных причин, в том числе, жизненных стрессов, но хронической она становится в том случае, если человек начинает испытывать тревогу в отношении сна, что приводит к искажению внимания и поведению безопасности. Например, при возникновении первых симптомов инсомнии человек пытается наладить свой сон, «заставляет себя» заснуть, воспринимает все происходящее днем как следствие инсомнии или в свете того, как это повлияет на его сон следующей ночью, ограничивает свою дневную активность (самоограничительное поведение). Действительно, у больных инсомнией чаще выявляются дисфункциональные убеждения в отношении сна и повышенное беспокойство инсомнией (Morin, 1993, Bastien et al, 2001), мысли перед сном, мешающие им заснуть (Harvey & Espie, 2004).

Мы предполагаем (Левин, Тхостов, Рассказова, 2007, Рассказова, 2008), что основным механизмом хронификации инсомнии является нарушение психологической саморегуляции в звене опосредствования: на ранних стадиях развития инсомнии больные чрезмерно стараются контролировать свой сон, несмотря на недостаток средств для этого. Гипертрофированные усилия по контролю собственного сна приводят к еще большему его нарушению. Немаловажным фактором, запускающим тревогу за свой сон и желание его контролировать, являются принятые в культуре убеждения в отношении сна. Действительно, в нашей культуре ценно мало спать и высыпаться за короткий период времени, мочь отсрочить время отхода ко сну, лечь позже. Помимо этого, считается, что сон можно контролировать как напрямую, заставляя себя заснуть или проснуться, так и косвенно при помощи внешних стимулов (медикаментов, кофе, разного рода житейских средств, увеличения времени отдыха). В результате акцент больных смещается: вместо того, чтобы справляться с причинами нарушения сна, действующими в бодрствовании (стрессом), они пытаются справиться с инсомнией, что усиливает тревогу и нарушает сон. Исследования Ч.Морина (Morin, 1993) и А.Харви (Harvey & Espie, 2004), согласно которым когнитивные факторы (дисфункциональные убеждения в отношении сна и инсомнии и мысли перед сном) связаны с ухудшением объективного и субъективного качества сна, в значительной степени подтверждают наши предположения.

В когнитивной модели к факторам хронификации инсомнии относятся страх не уснуть, навязчивые мысли и дисфункциональные убеждения в отношении сна. Страх не уснуть создает своеобразный «порочный» круг, когда бессонница сама начинает вызывать тревогу, в еще большей мере нарушающую сон. Больные инсомнией часто жалуются на навязчивые мысли или образы перед сном, мешающие им заснуть. Когнитивное возбуждение отрицательно связано с качеством сна (Alapin et al, 2003), однако при контроле качества сна когнитивное возбуждение само по себе не является предиктором ночных и дневных жалоб при инсомнии, хотя связано на уровне тенденции с частотой инсомнии, а также является предиктором нарушения психологической адаптации (и предсказывает их лучше, чем сами нарушения сна). Иными словами, и когнитивное возбуждение, и нарушения сна приводят к психологической дезадаптации. Помимо этого, когнитивное возбуждение позволяет предсказать частоту эпизодов инсомнии и переживание дистресса, связанного со сном. Эти результаты подчеркивают роль когнитивного возбуждения как хронифицирующего фактора при инсомнии. Авторы предполагают, что когнитивное возбуждение, не сказываясь напрямую на сне, влияет на субъективную оценку – восприятие сна.

Представления человека о сне могут также влиять на сон (Morin, 1993). Например, если человек считает, что спать нужно не меньше 8 часов в сутки, более короткий сон вызывает у него тревогу за то, сможет ли он нормально работать, не будет ли чувствовать себя разбитым и т.д.

Особым фактором хронификации, на который часто жалуются больные, являются руминации перед сном – мысли, мешающие заснуть. Согласно исследованиям, у больных инсомнией эти мысли имеют специфическое содержание, не совпадают с мыслями перед сном хорошо спящих испытуемых (Harvey & Espie, 2004).

К числу факторов хронификации инсомнии относят поведенческие факторы: соблюдение гигиены сна, особенности окружающей среды, стремление «отоспаться» днем.
Гигиена сна подразумевает все виды поведения, способствующие или препятствующие сну. В ранних работах к их числу относились продолжительность сна, время отхода ко сну, температура в спальной, насыщенность сна и положение тела. Согласно исследованиям, нарушение гигиены сна коррелирует с жалобами на инсомнию, особенно в пожилом возрасте. Раннее укладывание в постель и позднее время подъема, неудовлетворенность обстановкой в спальне, наряду с пожилым возрастом, женским полом, неврологическими и психиатрическими расстройства, коррелируют с долгосрочной инсомнией (Ishigooka et al., 1999). Согласно исследованиям Шпильмана, при хронической инсомнии важнейшую роль играет стремление больных «отоспаться» утром или днем, используя каждую возможность для этого, что приводит к нарушению гигиены сна.

Важность учета особенностей окружающей среды подчеркивается в модели контроля стимулов, которая основывается на теории обусловливания. Согласно этим представлениям, больные с инсомнией часто используют стимулы, в норме ассоциированные со сном (время сна, постель, спальню) для самых разных видов деятельности. Часами ворочаясь в постели, такой больной разрушает условный рефлекс «лег – заснул», приобретая другой – «лег – начинаю думать». Соответственно, один из ключевых принципов бихевиоральной терапии в русле модели контроля стимулов – использовать кровать только для сна и секса.

Модель Шпильмана появилась в противовес уже упомянутой когнитивной модели. Согласно Шпильману, факторы предрасположения, катализации и хронификации по разному влияют на нарушения сна в случаях острой и хронической инсомнии. Основным фактором хронификации является стремление больного «отоспаться», используя каждую возможность для этого, что приводит к нарушению гигиены сна.

Введение – предыдущая | следующая – Мысли перед сном при хронической иносмнии

Методы оценки субъективного качества сна и мыслей перед сном. Содержание