Яндекс.Метрика

Особенности течения

Предвестники («зарницы»). Эти явления удается выявить нечасто, когда собирают анемнез у близких, и о них обычно ничего не рассказывает сам больной в период приступа болезни. Скорее их удается обнаружить, когда больного в период хорошей ремиссии расспрашивают о том, что предшествовало заболева­нию. Многие предвестники проходят незаметными для окру­жающих. По данным Т. П. Симеон и др. (1959), «зарницы» встречаются у подростков в 29 % случаев.

По сути дела, «зарницы» — это короткие, абортивные, порою молниеносные психотические эпизоды. Они появляются за месяцы и даже за годы до начала заболеваниия. Возникать могут внезапно, без видимых причин, но бывают также спровоцированы психогенными или соматогенными факторами. По нашим данным, одним из наиболее частых провокаторов у подростков мужского пола является алкогольное опьянение или употребление других дурманящих веществ. Например, подросток, пришедший домой в состоянии опьянения, «почувствовал», что от новой электро­проводки на него «излучается энергия», и стал срывать со стен провода. Протрезвев, с полной критикой оценил свои переживания. Через полгода — начало прогредиентной шизо­френии с параноидного синдрома.

Нами у подростков встречались следующие четыре типа пред­вестников:

1. Нелепые поступки, мотивы которых остаются непонятными самому подростку («так, нашло», «сам не знаю, почему так сде­лал»), Когда же окружающие требуют от подростка объяснений и делают это слишком упорно и настойчиво, то он, будучи не в силах сам понять своих действий, придумывает наиболее удов­летворяющие взрослых версии, иногда разные — одну для роди­телей, другую — для врача и т. п. Примерами таких нелепых поступков могут послужить следующие.

Подросток 17 лет, всегда дисциплинированный и аккуратный, активный общественник, придя с успешно сданного экзамена в комнату студенческого общежития, где жил с товарищами, с которыми был в дружеских отношениях, и не застав никого из них, испражняется в собственный башмак, вешает его на люстру и уходит. Никаких конфликтов перед этим не было. Его поступок остался непонятным ни для его товарищей, ни для него самого. Через 2 года — острый дебют с кататонического возбуждения.

Подросток 14 лет, придя домой из школы и оставшись один в комнате, повесился на перекладине, на которой обычно занимался гимнастикой. Остался жив лишь потому, что оборвалась веревка. Никаких психических травм, никаких конфликтов ни в семье, ни в школе, ни со сверстниками не было, никаких признаков депрессии при тщательном обследовании не выявлено. Придя в сознание, сел за приготовление домашних уроков. Сам себе не мог объяснить своего поступка. Через три года — дебют с острого полиморфного синдрома.

Девочка 13 лет внезапно посреди дня дома разделась донага и появилась на балконе, выходившем на людную улицу. Через год развился кататоно- гебефренический синдром.

2. Эпизодические галлюцинации чаще всего в виде окликов по имени или голосов, произносящих отдельные фразы. Обычно возникают, когда подросток остается один. Столь же эпизоди­ческими могут быть явления психического автоматизма.

Подросток 15 лет на уроке внезапно почувствовал, что он «читает мысли учителя». Это странное ощущение продолжалось несколько минут и прошло. Через год — острое кататоническое возбуждение.

3. Бредовые эпизоды, длительность которых исчисляется ми­нутами, редко часами.

Подростку 15 лет, когда он стоял в очереди в магазине, вдруг показалось («озарило», по его словам), что выходивший из магазина мужчина в черных очках — иностранный шпион. Бросился за ним, шел по пятам, вслед за ним сел в троллейбус, проехал несколько остановок. Вдруг так же внезапно «понял, что все это — ерунда». Через несколько месяцев — паранойяльный дебют .

4. Аффективные эпизоды — внезапные короткие приступы немотивированного страха, развивающиеся без всякой причины и длящиеся обычно всего несколько минут.

5. Эпизоды дереализации и деперсонализации отличаются от тех же явлений, встречающихся как транзиторные феномены у здоровых подростков, тем, что в эти моменты полностью утрачивается критическое отношение к переживаемому. По миновании этих эпизодов они оцениваются критически.

Инициальный (доманифестный) период. Отличается от пред­вестников («зарниц») тем, что непосредственно предшествует заболеванию и обычно не содержит никаких симптомов, указывающих на развитие шизофрении. Проявления в этом периоде неспецифичны. Чаще всего — это отдельные невротические и астенические симптомы: плохое самочувствие, плохой сон, падение работоспособности, дурное или крайне изменчивое настроение, утрата привлекательности прежних занятий или какая-то взбудораженность, необычный или даже неприятный подъем.

Иногда в инициальном периоде приходится встречаться с состояниями, как бы контрастными будущим проявлениям психоза. Началу простой формы может предшествовать период, когда активность необычно усилена, кататоно-гебефреническому синдрому — период повышенной эмоциональности и впечатлительности, паранойяльному дебюту — навязчивые опасения, страхи, некоторая сенситивность и т. п.

Дебют (манифестация). Начало может быть острым (часы и дни), подострым (недели) или постепенным на протяжении месяцев и даже лет. В случаях острого дебюта встречается острый полиморфный синдром, реже кататоническое возбуждение, острые гипертоксический и аментивный синдромы. Параноидный синдром в дебюте обычно бывает при подостром начале. Постепенное развитие болезни свойственно простой форме, паранойяльным, психопатоподобным и неврозоподобным дебютам.

параноидный синдром – предыдущая | следующая – одноприступная шизофрения

Подростковая психиатрия. Содержание.