Яндекс.Метрика

Особенности клинической картины острой и подострой шизофрении (продолжение)

Параноидный синдром. Чаще встречается в старшем под­ростковом возрасте. По нашим данным, на возраст 12—13 лет падает 15 %, на 14—15 лет 18 %, а на 16—17 лет 67 % случаев. Развивается обычно подостро — на протяжении ряда дней или недель. Может также сменять острый полиморфный синдром, неврозоподобные (реже психопатоподобные) дебюты, а также довольно редкий у подростков паранойяльный синдром.

В отличие от острого полиморфного синдрома при параноидном нет ни такого многообразия, ни изменчивости симптомов. Подоплекой переживаний является своеобразное «бредовое настроение» — подозрительность, настороженность, какая-то не­естественная взвинченность, некоторая тревожность.

Галлюцинации бывают выражены в различной степени — от коротких эпизодов до обильных и продолжительных. Обычно они ограничиваются слуховыми и реже обонятельными обманами чувств. Весьма характерно также своеобразное «бредовое вос­приятие». Например, кажется, что кто-то спрятался в квартире, хотя больной ничего не видит и не слышит, что доказывало бы это. По каким-то непонятным или неописуемым признакам пища кажется отравленной или «зараженной», хотя ни по вкусу, ни по запаху не могут определить никаких изменений. Увидев на экране телевизора известную актрису, подросток обнаружи­вает, что похож на нее, и решает, что она — его настоящая мать, и т. п.

Среди истинных слуховых галлюцинаций наиболее часты оклики по имени и императивные голоса. Обонятельные гал­люцинации обычно носят крайне неприятный характер — ощу­щается запах трупа, газа, крови, спермы и т. п. Истинные слуховые галлюцинации, как правило, сочетаются с псевдогал­люцинациями и явлениями психического автоматизма. Среди них в подростковом возрасте наиболее часты «провалы» в мыслях, ощущение «пустоты» в голове, а также того, что мысли узнают окружающие (симптом открытости мыслей), или, наоборот, появляется ощущение, что стали способными читать мысли в голове других.

Бредовые высказывания, в отличие от паранойяльного дебюта, более разнообразны по тематике у одного и того же больного (полисимптоматический бред). Бредовым идеям при параноидном синдроме в подростковом возрасте присущи следующие особен­ности.

Бред отношения, как правило, связан с переживанием дефектов во внешности или с онанизмом. Подросток замечает, что все на него как-то странно смотрят, насмешливо улыбаются, о нем перешептываются — из-за его некрасивой внешности, «уродливой фигуры», необычного роста и т. п. По его глазам все догадываются, что он занимается онанизмом.

Бред преследования легко приобретает нелепый фантастический характер. Подростка преследуют таинственные организации, агенты иностранных разведок, бандитские шайки и т. п. Точкой отправления обычно служат сведения, подчеркнутые из детективно-приключенческой литературы и фильмов. «Под­тверждения» легко находятся во всем: красное пятно на стенке якобы свидетельствует о произошедшем здесь убийстве, оттопы­ренный карман у идущего сзади прохожего — о спрятанном там оружии и т. п.

Бред воздействия наиболее сходен с таковым у взрослых. Чаще всего речь идет о гипнозе, телепатическом влиянии, лазерных лучах или об ощущении, что подросток предугадывает или внушает другим совершаемые ими действия и сказанные теми слова. С идеями воздействия может быть связан нелепый ипохондрический бред — «испортили сердце», «изменили кровь», «лишили силы», «подействовали на половые органы».

Бред чужих родителей описан как специфический для подросткового возраста [Сухарева Г. В., 1937]/ Подросток «открывает», что его родители на самом деле неродные, что он случайно в детстве оказался у них, и поэтому они к нему плохо относятся, поместили в психиатрическую больницу чтобы избавиться, а его настоящие родители где-то далеко, часто занимают высокое положение.

Дисморфоманический бред также характерен для параноидного синдрома у подростков. Бредовая убежденность в уродливости своей внешности, ощущение странного изменения в теле, лице или в гениталиях могут сочетаться с бредом воздействия – воображаемые уродства приписываются чьему-то злому влиянию.

Бред отравления нередко связан с бредом преследова­ния, а бред заражения — с враждебным отношением к родителям: мать особенно часто обвиняется в нечистоплотности разнесении «заразы». Идеи заражения венерическими болезнями могут быть особенно нелепыми. Один подросток считал что он болей гонореей и заразился ею от кошки, которую он гладил а потом дотронулся до своих половых органов и сразу почувство­вал в них зуд — кошка, мол, везде бегает и могла принести заразу. Другой подросток был убежден, что заразился сифилисом от спичечного коробка, который поднял с мостовой напротив кожного диспансера.

Нелепый ипохондрический бред у подростков чаще всего касается двух областей — сердца и гениталий.

При параноидном синдроме заметными бывают основные симп­томы шизофрении. Эмоциональное оскудение зачастую сказы­вается не только в охлаждении к близким, но даже в ожесточении к ним. За пределами бредового поведения все скоро оказывается заброшенным и запущенным — и учеба, и приятели и хобби. В речи появляются витиеватость и вычурность оборотов.

Кататоно-гебефренический синдром. Этот синдром в настоящее время в подростковом возрасте встречается сравнительно не­часто — по нашим данным, при прогредиентной шизофрении лишь в 15 % случаев.

В редких случаях начало внезапное с резкого нелепого двигательного возбуждения, во время которого подростки могут крушить все вокруг и проявлять импульсивную агрессию по отношению к случайным людям. Одновременно с этим обычно выявляются и гебефренические симптомы — нелепые гримасы, паясничание, дикий хохот, которые производят на окружающих жуткое впечатление. Подобные внезапные возбужде­ния обычно вскоре сменяются ступором.

Лечение нейролептиками довольно быстро устраняет и воз­буждение, и ступор, но зато на первый план могут выступить гебефренические симптомы.

Более часто кататоно-гебефренический синдром развивается постепенно или приходит на смену острому полиморфному синдрому или психопатоподобному дебюту (главным образом с картиной синдромов неустойчивого поведения или истероидного). В таких случаях отчетливо бывают видны гебефренические симптомы — нелепая дурашливость, манерность, гримасничание, особая «холодная» эйфория, не заражающий, а неприятный смех, нарочитое карикатурное пуэрильное поведение (больной ведет себя как плохой актер, играющий ребенка). Наряду с ними в большей или меньшей степени бывают выражены симптомы кататонические: застывание в вычурных позах, бессмысленное стереотипное повторение одних и тех же движений, одних и тех же слов и фраз, периоды отсутствия речи (мутизм), повторение слов окружающих (эхолалия), их действий (эхопраксия), их мимических реакций (эхомимия), склонность к примитивному ритмическому рифмованию, патетическому тону в обыденной речи и др.

При кататоно-гебефреническом синдроме могут иметь место эпизодические галлюцинации, отдельные бредовые высказывания, обычно совершенно нелепые. Бывают также немотивированные отказы от пищи, бурное сопротивление во время лечебных процедур, неопрятность мочой и калом в постели.

острый полиморфный синдром – предыдущая | следующая – «зарницы»

Подростковая психиатрия. Содержание.