Яндекс.Метрика

Глава 10. Симптоматические методы и патогенетическая система психотерапии и психокоррекции (продолжение)

Психотерапия представляет диалектический процесс со свой­ственными ему противоречиями. Одним из их выражений яв­ляется сопротивление пациента, на которое обратил внимание Фрейд, мистифицируя его происхождение. Между тем сопро­тивление можно рассматривать реалистично как реакцию на прикосновение к острым переживаниям больного по анало­гии с реакцией на прикосновение к весьма чувствительной ра­невой или воспалительной поверхности человеческого тела. Можно согласиться с тем, что сопротивление представляет не только помеху, но и указание врачу на приближение к дей­ствительно значимым переживаниям больного. Несмотря на со­противление, в терапевтической атмосфере доброжелательного общения врача с пациентом или умело направляемого вра­чом взаимообщения пациентов в психотерапевтической группе постепенно выявляются связи личностных и ситуационных мо­ментов, сыгравших патогенную роль.

Хорошо известно, что одно воспоминание и воспроизведе­ние больным тягостных обстоятельств его жизни и связан­ных с ними переживаний — так называемый катарзис — вы­зывает облегчение, однако не приводит непосредственно к вы­здоровлению. Психоаналитики сводят лечебное действие психотерапии к переносу, понимаемому как эмоциональная идентификация больным терапевта с одним из своих родителей.

Согласно их толкованиям, на терапевта направляются чувства, испытывавшиеся в младенчестве к отцу или матери, главным образом сексуальное влечение, чувства ревности, ненависти. Ну­жно признать существенное значение взаимоотношений врача и больного в процессе психотерапии, но вовсе не в этом плане. Исследования, проведенные в Институте им. В. М. Бехтерева [Ташлыков В. А., 1971], показали, что эталонные ожидания и представления пациентов о враче оказываются часто более близкими не к родителям, а к иным лицам его окружения — учителям, сотрудникам по работе, сверстникам, друзьям. В са­мом деле, на отношении к врачу сказывается весь прошлый опыт общения больного с широким кругом нейтральных, при­ятных и неприятных людей, с которыми приходилось встре­чаться на протяжении жизни. И учет этого дает врачу и меди­цинскому психологу дополнительный материал для понимания больного, а последнему — для уяснения влияния своего опыта общения с людьми на формирование собственной личности. Терапевтический эффект, нужно думать, вызывается особым эмоциональным сдвигом, происходящим у пациента в процессе психотерапии, помогающим ему заново прочувствовать пере­житое и по-иному взглянуть и на себя, и на трудности, с кото­рыми пока не удавалось справиться. Такого рода эмоциональ­ная перестройка зачастую становится более эффективной в процессе групповой психотерапии благодаря тому, что в дис­куссии с другими пациентами начинаешь лучше видеть себя са­мого как в зеркале (обатная связь). Групповая психотерапия имеет преимущества, так как ориентирует и врача, и психо­лога, и пациента в социоцентрическом направлении, на значе­ние чего указывает М. М. Кабанов (1978), освещая проблему реабилитации больных. Конечно, весьма важным условием ус­пеха патогенетической психотерапии является не одно так на­зываемое осознание (инсайт). Как указывает В. Н. Мясищев (1973)[1], прогресс в психотерапевтическом процессе происходит «по мере того, как реорганизуются личность и система ее от­ношений к действительности. Реорганизация характеризуется тем, что ранее важное утрачивает свою значимость, возникают и начинают определять общественно адекватное поведение и переживания, другие значимые мотивы. . . бывшие больные говорят: „Я стал новым, я стал по-новому смотреть на дейст­вительность, я точно вновь родился”». Такой результат есть следствие не только возникшего понимания патогенных вза­имосвязей, но, может быть, еще в большей степени прочувст­вования их. Важность эмоционального аспекта психотерапии можно сравнивать с его исключительным значением в искус­стве, позволяющем столь тонко проникать во внутренний мир изображаемых героев. Хотя и принято считать, что психотера­пии поддаются главным образом интеллектуальные пациенты, но, тем не менее, одного ума недостаточно для ведущей к изле­чению переоценки и собственной личности, и ситуации. Поэтому и была подвергнута критике так называемая рациональная пси­хотерапия, сводящая лечение к опровержению ошибочных представлений пациента о своей болезни. Лучшим ответом ей служит приводимая В. Н. Мясщцевым формула нередких за­явлений пациентов: «Я понимаю, доктор, но справиться с этим не могу». В. Н. Мясищев допускал применение и различных других методов (гипнотерапии, поведенческих приемов, убеж­дения и др.) при условии пользования ими в системе патогене­тической психотерапии, уточняя, что «основа психотерапии — знание личности, ее отношений, ее слабых уязвимых мест, определяющих непреодолимую для нее к моменту декомпенса­ции сторону внешних условий».

___________________ 


[1] Мясищев В Н. Психотерапия как система средстп воздействия иа пси­хику человека в целях восстановления его здоровья.— В кн.: Психотерапия при нервных и психических заболеваниях. Л.: Медицина, 1973, с. 7—20.

 

 

патогенетическая психотерапия – предыдущая | следующая – самоутверждение

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание