Яндекс.Метрика

Глава 2. Основные принципы и методы психологического исследования “внутренней картины болезни” (продолжение)

Большую роль в формировании ВКБ играет тип эмоцио­нальных отношений (ТЭО) больного к своей болезни, ее про­явлениям, прогнозу и др. Существуют различные типы подоб­ных отношений. Гиппонозогностический тип: больные игнори­руют свою болезнь, пренебрежительно относятся к лечению и т. д. Симптомы болезни и течение ее эмоционально недооцени­ваются. Больной может все знать о своей болезни, о ее серьез­ном прогнозе и т. п., но это не вызывает у него эмоций тре­воги, беспокойства и пр., хотя в отношении других явлений своей жизни он проявляет исключительную эмоциональную живость, повышенную ранимость и т. п. У таких больных ино­гда легко образуются неадекватная (завышенная) модель ожи­даемых результатов лечения и «сверхоптимальная» модель по­лученных результатов лечения. Подобный тип отношений к бо­лезни может быть осознанным или неосознанным, основы­ваться на врожденных или приобретенных особенностях лич­ности больного. О гипернозогностическом типе можно говорить в тех случаях, когда у больного имеется преувеличенная яр­кая эмоциональная окраска переживаний, связанных с болез­нью. Каждый симптом болезни приобретает большую субъек­тивную значимость, тяжесть заболевания и его проявления преувеличиваются, формируется заниженная модель ожидае­мых результатов лечения. Можно также выделить прагматиче­ский тип эмоциональных отношений к болезни: больной нахо­дится в деловом контакте с врачами, стремится к реальной оценке болезни и прогноза, уделяет внимание оптимальной организации лечебных и профилактических мероприятий.

В основе формирования нозогностических эмоциональных отношений лежат определенные особенности структуры лич­ности, обязанные прежде всего воспитанию. При этом, однако, нельзя полностью исключить значение межполушарных отно­шений, например доминирование  (по особенностям восприя­тия своего тела)   правого полушария — у лиц гипернозогностического типа.  Большое  значение  имеют психологические критерии для  дифференцирования  поведения, определяемого типом   нозогностических   отношений, от симуляции и аггра­вации.   Симулянт   сознательно   строит   фиктивную картину болезни,  аггравант сознательно усиливает имеющуюся кар­тину болезни, в том числе и ВКБ. Однако у обычных больных различные   элементы   ВКБ   могут оказаться неадекватными в связи с недостаточной информированностью, а также сни­жением критики или под влиянием тревоги и пр. В структуре ВКБ между церебральным информационным полем болезни и психологической зоной информационного поля болезни мо­жно выделить психофизиологический аппарат — детектор, ко­торый улавливает и выявляет новые проявления заболевания, сопоставляет их с уже имеющимися симптомами, сличает с ин­формацией, заложенной в матрице долгосрочной памяти, и об­разами   внутренней   картины болезни и внутренней картины здоровья. Получая таким образом информацию о динамике проявления болезни, детектор включает, с одной стороны, эмо­циональные звенья ВКБ, с другой — психологические элементы модели ожидаемых результатов лечения, модели полученных результатов лечения и т. д. Детектор работает постоянно и активно выделяет проявления болезни. Он характеризуется оп­ределенной мощностью, пропускной способностью, широтой и избирательностью входа. Мощность детектора и его пропуск­ная способность могут зависеть от личностного настроя. У мни­тельного человека широко раскрыт вход детектора для любых проявлений, даже отдаленно не связанных с болезнью. Иногда детектор может быть настроен на определенные части тела: сердце, мышцы, кожу лица и т. д. Тогда любые опущения от этих органов приобретают большую субъективную значимость и  способствуют формированию  модели  получаемых резуль­татов лечения и модели ожидаемых результатов лечения с оп­ределенным знаком. Пороги чувствительности детектора дина­мичны и зависят от разных факторов: эмоционального состоя­ния, ситуационных моментов, конституциональных особеннос­тей и т. д. Они тесно связаны с типом эмоциональных отно­шений: высокие — с гипонозогностическим типом эмоциональ­ных    отношений,   низкие — с   гипернозогностическим типом эмоциональных отношений. Пропускная способность и избира­тельность детектора часто связаны с «ценой» симптома бо­лезни. Подобный прибор может существовать и у здоровых людей.

Наши исследования показали, что одновременно с ВКБ со­здается   другая,   противоположная модель — внутренняя кар­тина здоровья, своеобразный эталон здорового человека, или здорового органа, или части тела и т. д. Этот эталон может быть  достаточно  сложным и включать различные элементы в виде образных представлений и логических обобщений. Вза­имодействие   этих   структур может характеризоваться яркой эмоциональной реакцией. Актуализация и инактуализация этих двух компонентов личности и характеризуют динамику ВКБ и тем самым влияют па поведение больного. Идеал здоровья также является регулятором поведения, по иногда формиру­ется и раньше ВКБ. Следовательно, могут существовать об­разы психического и физического здоровья.  Однако эталон, который человек считает нормой, в определенный период жиз­ни   может   разрушаться   или   заменяться другим. Например, с возрастом неизбежно происходит смена эталона здоровья. Прн неврозах нередко происходит сознательное или бессозна­тельное вытеснение идеала здоровья. «Уход в болезнь» — это подавление идеала здоровья, что в определенной жизненной ситуации является адаптивной реакцией. При изменении си­туации идеал здоровья может возрождаться. Эта динамичность операций образами, характерная для неврозов, порой связана с  нарушениями  интрацентральной  регуляции  работы мозга. В случае анозогпозии, наоборот, образ здоровья становится жестким стереотипом, а динамический образ болезни либо не формируется, либо вытесняется, либо деструктируется. Проис­ходит доминирование «образа здоровья» над «образом болез­ни». Исследования ВКБ психических больных позволили вы­делить   утрированный,   гиперболизированный   характер этой модели, что связано со сверхценными и даже бредоподобными ипохондрическими и нозофобическими идеями в результате ка-татимического изменения мышления. При ипохондрических со­стояниях тягостные физические ощущения, тревожные опасе­ния и мысли о причинах своего тяжелого состояния образуют у   больных   внутреннюю   картину   несуществующей болезни [Мучник Л. С, Смирнов В. М., Резникова Т. Н., 1981]. ВКБ следует рассматривать как единую действующую систему, все звенья которой тесно взаимосвязаны и постоянно взаимодей­ствуют между собой. Отличительными чертами ВКБ являются множественность и подвижность ее элементов, а также сосу­ществование конкурирующих моделей. Отдельные комплексы и элементы ВКБ могут гаснуть или вновь возникать, вытес­няться, заменяться, перестраиваться или находиться в латент­ном состоянии, в результате чего ВКБ становится подвижной пли инертной, полной или редуцированной. Модель ВКБ много­мерна по своим параметрам, и в этом многомерном простран­стве ВКБ различные элементы могут быть связаны как жест­кими, так и гибкими звеньями. При анализе структуры ВКБ важно не только выделять отдельные ее звенья, но и диффе­ренцировать их. Патологическое развитие модели В КБ может быть связано как с церебральной патологией, так и с чисто информационными искажениями на личностном уровне.

модель болезни – предыдущая | следующая – модель ведущих симптомов

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание