Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Отмечая то новое, что вносится в предлагаемую схему про­цесса порождения речевого высказывания, в то же время под­черкиваем, что ее основой является определенная А. А. Леонтье­вым «принципиальная структура интеллектуального акта». Со­ответственно в предлагаемой нами схеме в сравнении с описан­ным А. А. Леонтьевым развернутым планом порождения речи дополнительно подчеркивается: 1) деятельностная природа гово­рения с позиции определения специфики элементов психологиче­ского содержания (предмета, средств, способа) деятельности, а не только самой структуры; 2) роль осмысления и соотнесение процесса порождения с функционированием общего речевого механизма; 3) взаимосвязь грамматического, лексического и фонетического планов оформления мысли с большим акцентом на последнем.


Предлагаемая схема соответственно представляет процесс формирования и формулирования мысли посредством языка (смысловыражения) в деятельности говорения. Исходя из опре­деления речи как способа формирования и формулирования мысли посредством языка и основываясь на «принципиальной структуре» речевого действия, можно вычленить три основных уровня этого процесса — побуждающий, формирующий и реа­лизующий. Формирующий уровень, в свою очередь, может быть представлен двумя подуровнями — смыслообразующим и фор­мулирующим. Названия уровней, непосредственно отражая ту роль, которую каждый из них играет в процессе речепроизвод­ства (смысловыражения), в то же время соотносят между со­бой уровни внешней и внутренней структуры деятельности.

Первый уровень процесса смысловыражения — мотивационно-побуждающий. Это тот уровень, где потребность находит «свою определенность» в предмете деятельности (А. Н. Леонть­ев). В силу этого предмет говорения — мысль как «опредмечен- ная потребность» — становится внутренним мотивом, т. е. тем„ что конкретно побуждает деятельность говорения. В таком по­нимании «мотив» обозначает внутренний начальный момент ре­чепроизводства. Он выражает то «объективное, в чем эта пот­ребность конкретизируется в данных условиях и на что направ­лена деятельность, как на побуждающее ее» [Леонтьев А. Н. 1959, 225—226].

Сложность этого уровня определяется не только тем, что в нем «сплетаются» потребность, предмет и мотив, но также еще и тем, что он представляет собой, согласно Л. С. Выготскому,, область сплетения интеллектуального, эмоционального и воле­вого, ибо «мотивирующая сфера нашего сознания… охватывает наше влечение, потребности, наши интересы и побуждения, на­ши аффекты и эмоции», что выражается в том, что «различие мотивов, смыслов всегда есть также и различие воли, чувств» [Выготский 1934, 314]. Этот уровень представляет собой «сплав» мотива и коммуникативного намерения. При этом мотив — это побуждающее начало данного речевого действия, тогда как коммуникативное намерение выражает то, какую коммуника­тивную цель преследует говорящий, планируя ту или иную форму воздействия на слушающего.

Коммуникативное намерение (КН) определяет роль говоря­щего как участника общения и обозначает конкретную цель его высказывания. Коммуникативное намерение говорящего: он оп­ределяет, спрашивает, утверждает, призывает, осуждает, одоб­ряет, советует или требует чего-либо. Другими словами, КН является регулятором вербального поведения партнеров.

В работах советских психологов речи — В. А. Артемова, А. В. Вельского, Н. И. Жинкина, английских философов-лингвистов — Дж. Остина, Д. Сирля и других — были намечены типы коммуникативных намерений, правила говорения, сополо­жение КН и других аспектов коммуникативного акта. Так, по Дж. Сирлю, в речевом акте одновременно присутствуют три аспекта: 1) произнесение высказывания, или utterance act; 2) референция и предикация, соответствующие пропозициальному акту; 3) реализация коммуникативного намерения, или ил­локутивный акт [Арутюнова 1976 ь 50]. Отметим здесь, что выражением коммуникативного намерения наряду с лексико-грам- матическими средствами языка в основном является интона­ция. В работах Дж. Остина, Дж. Сирля, Дж. Росса и других исследуются преимущественно лексические и грамматические формы выражения КН, тогда как в отечественной психологии речи большее внимание уделяется фонетическому, и, в частно­сти, интонационному его воплощению. Эту сторону КН мы и рассмотрим, прежде всего принимая во внимание однозначность интонационных средств выражения коммуникативного намере­ния. Как отмечает Н. И. Жинкин, «интонация может быть только утвердительной, только вопросительной, приказательной, просительной и т. п. Нельзя одновременно сказать да вопроси­тельно н утвердительно» [Жинкин 1955, 32]. Несомненно, эта свойство интонации и явилось причиной того, что именно она служит прежде всего выражением коммуникативного намере­ния, однозначность выражения и понимания которого является необходимым условием осуществления любого коммуникатив­ного акта. Коммуникативное намерение является тем планом содержания, или «означаемым», которое реализуется в различ­ных формах речевых поступков. При этом, как отмечает В. А. Артемов, данные «свидетельствуют о том, что все, каза­лось бы, почти бескрайнее разнообразие речевых поступков де­лится на четыре основных класса, так называемые коммуника­тивные типы: повествование, вопрос, побуждение и восклица­ние» [Артемов 1969, 58], которые, в свою очередь, подразделя­ются на виды, подвиды и варианты. Количество коммуникатив­ных вариантов достаточно велико, так как количество коммуникативных намерений говорящего теоретически неограниченно,, хотя практически оно регламентируется той схемой социально-общественных отношений, которая вырабатывалась в процессе эволюции человека и выражается в процессе общения.

Роль мотива – предыдущая | следующая – Формулирование мысли

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах