Яндекс.Метрика

I. Психология больного

Психосоматические взаимоотношения в патологии

Психосоматозы (психически обусловленные соматические нарушения) представляют собой такие физические заболевания или нарушения, в па­тогенезе которых роль играют психические факторы (конфликты, напря­женность, недовольство, душевные страдания). В общем предполагают, что механизм возникновения психосоматозов следующий: психический стрессовый фактор вызывает аффективное напряжение. Аффект рассма­тривают как мост между психической и соматической областями. При подавлении аффекта, когда моторные и вегетативные проявления блоки­рованы, активируется нейроэндокринная система и происходят измене­ния в сосудистой системе и во внутренних органах. Сначала эти измене­ния носят функциональный обратимый характер, однако при продолжи­тельности и частом их повторении они могут стать органическими, не­обратимыми. Наряду с этой общей схемой, однако существует целый ряд различных направлений и мнений. Поэтому настоящая глава может иметь только иллюстративное значение и подробности следует искать в соответствующей литературе.

Эта проблематика относится уже к самому значению стрессовых си­туаций. Г. Селье (Н. Selye), автор теории стресса, следующими словами характеризует диалектику стресса:

«Цель фактически не в том, чтобы избежать стресса. Стресс являет­ся составной частью самой жизни. Это естественный побочный продукт любой нашей деятельности; избегать стресса было фы так же неправиль­но, как отказываться рт еды, от физических движений или любви. Для того, чтобы наиболее полно проявить себя, необходимо сначала опреде­лить свой оптимальный стрессовый уровень, и в состветствии с этим ис­пользовать свою адаптационную энергию в той мере и в том направле­нии, которое наилучшим образом соответствует прирожденному устройству мысли и тела. Исследование стресса показало, что полный отдых не оказывает хорошего действия на организм и на отдельные органы. Стресс в умеренных дозах необходим для жизни. Кроме того, вынужденное бездействие может вызывать больше стресса, чем нормальная деятельность.

Вредные психические факторы встречаются во всей широкой социальио-психологической области современной цивилизации. Отсюда на­звание «болезни цивилизации», часть которых относится к психосома- тозам.

Психоаналитическое психосоматическое направление, как правило, применяет психологический анализ личности и ее травматических и не­гативных переживаний с особым акцентом на детский возраст. Ф. Але- ксандер придерживается того мнения, что специфические эмоциональ­ные конфликты и фрустрации ведут к специфическим соматическим сим­птомам и к определенным заболеваниям. В качестве примера можно провести одно из его объяснений образования язвы желудка: неудовле­творение желания быть любимым превращается в желание быть накорм­ленным – поэтому желудок реагирует как перед кормлением: гиперсе­крецией и гипермоторикой, что, собственно и является условием для развития очага поражения. Ф. Данбар и другие, в отличие от Ф. Александера делают ударение на профиль личности, склонной к определенному психосоматическому заболеванию, и говорят о «язвенной», «гипертони­ческой» и даже «карциноматозной» личности. Некоторые авторы сооб­щают, что они способны даже по профилю личности надежно предсказать вероятность развития соответствующего заболевания в будущем. Эти взгляды принимают с определенными оговорками, хотя им нельзя отказать в занимательности. В последнее время сторонники психоанали­тического психосоматического направления все больше сближаются с внутренней медициной и патофизиологией, учитывают мультифакторную обусловленность возникновения психосоматических нарушений, принимают во внимание генетические, гормональные и другие факторы и пересматривают некоторые первоначальные экстремные концепции, которых раньше придерживался, например, Ф. Александер.

Кортиковисцеральное направление (Быков, Курцин, Ланг) более монолитно, чем психоаналитические направления, использует экспери­менты, результаты формулирует, применяя нейрофизиологическую терминологию; оно более критично в отношении генерализации данных. Но оно не проникает в область интерперсональных отношений, соци­альных факторов и эмоциональных переживаний. Некоторые приверженцы этого направления, критикуя психосоматические взгляды, выска­зывают требование, чтобы и в области человеческих взаимоотношений, конфликтов последовательно применялись нейрофизиологические поня­тия. Но такое требование встречается с большими трудностями, как теоретическими, так и методическими.

Одним из наиболее дискутируемых вопросов является связь между характером психического стрессового фактора и поражением определен­ной органной системы, о чем мы уже упоминали, говоря об индивидуальности физиологической психосоматической реакции в пределах нор­мы Рассуждают о том, не обусловлено ли поражение каким-либо “Locus minoris resistentiae”. Возможности специфического ослабления и образо­вание такого “locus” можно искать в следующих условиях:

а) наследственное конституциональное предрасположение;

б) конституция, сформированная в пренатальном периоде и в детст­ве под влиянием психических и соматических факторов;

в) органические поражения в дальнейшей жизни;

г) поражение одного органа, например, инфекции;

д) факт, что один орган в момент стресса был в состоянии активности;

е) символическое значение органа в индивидуальной психике; на­пример индивидуальная реакция на ощущение отвращения гипермото­рикой желудка – символически: «У меня от этого выворачивается желу­док»;

ж) органная фиксация как следствие заторможенного психического развития; например, алкоголизм как фиксация на уровне орального удо­влетворения – в психоаналитическом смысле.

 

реактивность – предыдущая | следующая – ожирение