Яндекс.Метрика

I. Психология больного

Доказательства теории психосоматических заболеваний

Связь между психическим стрессом и атаками болезни. Ланг приводит факт увеличения числа больных гипертонией в период блокады Ленин­града фашистами во время второй мировой войны; среди негров в США число лиц с гипертонией в 3 раза больше, чем среди белых; у нас Горват (Horvath, 89) обнаружил гипертонию у 11 % в обследованной группе те­лефонистов.

Более убедительными считают результаты экспериментов, проводи­мых на животных. При экспериментальных неврозах обезьян часто опре­деляли гипертонию. Кокая и др. в лаборатории в Сухуми наблюдал ги­пертонию у самцов обезьян, от которых отсадили самку, ранее живу­щую с ними, в соседнюю клетку к другому партнеру и таким образом, чтобы они могли наблюдать за жизнью новой пары. В то время как эти опыты являются якобы моделью некоторых человеческих эротических ситуаций, другие эксперименты моделируют рабочие ситуации: речь идет об опытах Портера и Брэди (Porter, Brady) с “executive monkeys”, в свободном переводе «ответственными обезьянами». Авторы всегда на­блюдали за двумя обезьянами. В течение 6 ч обезьяны подвергались на­грузке сложными стереотипами и условными рефлексами. Затем на жи­вотных действовали еще вредными импульсами – электрическими раз­рядами. Причем одна из обезьян имела «ответственность», т. е. имела возможность выключить установку таким образом, чтобы ни она, ни ее соседка не получили разряда. У «ответственных» обезьян образовыва­лись поражения желудка и двенадцатиперстной кишки, а их соседи оста­вались здоровыми. В других экспериментах того же типа Портер описал также развитие у травматизированных животных коронарного атеросклероза и коронарной закупорки. Другие авторы наблюдали у животных с частыми «интеранимальными конфликтами» рвоту (у собак и зо­лотистых хомячков), адренокортикальное истощение и смерть (у крыс).

Типы психосоматических расстройств (по М. Блейлеру)

1. Психосоматозы в более узком смысле слова, т. е. органические сома­тические заболевания, в развитии которых большую роль играет психо­генный компонент. Как правило, сюда относятся гипертоническая болезнь, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Спор­ным является включение в их число инфаркта миокарда, мигрени, брон­хиальной астмы, ревматического артрита, язвенного колита и нейродерматита.

Об экстремальных биологических возможностях психогенеза приво­дятся интересные факты, касающиеся психогенной смерти. При ней играет роль как отказ от пищи, так и экстремальное раздражение адренокортикальной системы в состоянии ужаса. Моделью такой реакции является гибель некоторых гиперсенситивных существ, например, рыб «скаларий» в ответ на резкий импульс – удар о стекло аквариума.

Каннон убежден в существовании «Voodoo Death»- смерти, обусло­вленной магическими суггестивными маневрами шамана или влиянием «табу» племени; он описывает, как человек, на которого шаман нацелился костью, завороженно фиксирует ее, протягивает к ней руки, как бы принимая умертвляющую силу, вливающуюся в него, бледнеет, глаза его становятся остекляневшими, лицо искривленным, человек пытается кричать, но крик застревает у него в груди; человек дрожит, падает, не­которое время лежит в обмороке, затем поднимается, медленно идет к своей хижине и там через некоторое время умирает.

Женщина из племени Маори съела какие-то плоды: узнав, что эти плоды были взяты из места, являющегося «табу», она умерла через 18 ч.

Берманн принял участие в экспедиции группы ученых на Новую Гвинею. Экспедицию сопровождал прусский военный врач могучего те­лосложения. Грузы экспедиции несли молодые туземцы, находящиеся под тяжелым впечатлением того, что своим уходом из деревни они нару­шили «табу», за что после возвращения их ожидала смерть. В приступе ностальгии два из них умерли уже в лагере без признаков органического заболевания. Когда от страха слег и третий туземец, прусский врач гро­мовым голосом произнес заклинание, которым якобы «прусские демо­ны» изгнали демонов домашних. Молодой туземец после этого шока остался жив.

2. Психосоматические функциональные расстройства иногда, если они кратковременны и менее выражены, находятся на границе нормы, но в некоторых случаях их относят к числу невротических заболеваний. Речь идет о кардиальной функциональной реакции, выраженной потли­вости, заикании, тике, рвоте, запоре, поносе, энурезе, сексуальных рас­стройствах.

3. Психосоматические расстройства в более широком, непрямом смысле. Расстройство обусловлено определенным отношением, вытекающим из особенностей личности и ее переживаний; это отношение приводит к такому поведению, результатом которого является нарушение здоровья. Наиболее значительными из этой области являются:

Ожирение. Прием пиши не является только биологическим и физиологическим актом. Качество и количество пищи может быть индикатором социальной позиции, престижа; пища играет роль награды; ожирение часто расценивается как знаки солидности и рассудительности. (Норман Мейлер: «Политики не смеют быть худыми. Худые люди на ведущих местах не вызывают доверия»). Тенденция к ожирению может быть защитой против нежелательного супружничества, спортивного соперничества или алиби при неуспехе в социальных отношениях и в жизни. У ожиревших людей следовало бы  рассмотреть вопрос о том, до какой степени удовлетворены их требования в жизни и исполнены их планы, например, потребность в самоутверждении, признании, безопасности, эротическом удовлетворении. Повышенное потребление пищи может быть заменой, компенсацией недовольства в одной или в большинстве этих областей, компенсацией довольно надежной, так как в большинстве случаев она легко доступна. Одна ожиревшая женщина, которую мы обследовали выразилась о такой компенсации короткой, но точной фразой: «Вы удивляетесь, что я так люблю есть? Но разве у меня есть на свете что-нибудь еще, кроме еды?» Разумеется, что эти компенсации имеются также и при фактических реактивных психических расстройствах, депрессиях и неврозах.

 

психосоматозы – предыдущая | следующая – соматические процессы