Яндекс.Метрика

Введение (продолжение)

Несмотря на двадцатилетний срок официального утвержде­ния в нашей стране статуса медицинской психологии, у нас (да и за рубежом) до сих пор ведутся оживленные дискуссии относительно ее сущности, методологии, правомерности приме­нения тех или иных методических приемов, организации препо­давания, структуры тех или иных видов медико-психологиче­ской помощи населению и т. д. [1] Все это, безусловно, говорит о сложности стоящих проблем.

Несколько схематизируя, можно всех психологов, работаю­щих в медицинских учреждениях нашей страны (а их насчиты­вается сейчас, по неполным данным, свыше тысячи человек) разделить на две группы, ориентирующиеся на разные школы. Одна из них представлена школой видного советского психи­атра и психолога В. Н. Мясищева[2], который, как и его учитель В. М. Бехтерев, от психофизиологических работ перешел к соб­ственно психологическим исследованиям, к уже упоминавшейся концепции личности как системы отношений, к патогенетиче­ской психотерапии неврозов. В конце своей жизни он вместе с А. Д. Зурабашвили — другим учеником В. М. Бехтерева — усилил внимание к разработке того, что можно назвать «персонологией» и «патоперсонологией» (естественно, принципиально отличающихся от «персонализма» западной буржуазной психо­логии). Широкое применение психотерапии, опирающейся на личностный подход, единство в работе врача и психолога, по­нимание интегральной функции современной медицинской пси­хологии     отличительные особенности этого направления.

Другая группа психологов, работающая в медицине (глав­ным образом психиатрии), представлена школой видного советского психолога Б. В. Зейгарник – ученицы известного не­мецкокого психолога Курта Левина. Эта школа, состоящая в основном из выпускников психологического факультета Московского Университета, на протяжении многих лет занимается проблемами патологической психологии (патопсихологии), т. е. изучением тех или иных психических процессов и функций (восприятия, мышления и пр.) у психически больных (главным образом психозами). Наряду со школой крупного советского невролога и психолога А. Р. Лурия — основателя отечественной нейропсихологии — это направление медицинской психологии имеет немалые достижения в своей сфере деятельности, помогающей уточнению диагностики при нервно-психических забо­леваниях, включая топическую при неврологических и нейро­хирургических расстройствах, решению сложных проблем раз­личных видов экспертиз (в первую очередь трудовой). Однако до последнего времени пато- и нейропсихологи изучением лич­ности занимались мало, а к возможностям участия психологов в психокоррекционной работе относились (а многие и сейчас относятся) отрицательно.

В области психологической диагностики обе школы зани­мают неодинаковые позиции. Школа В. Н. Мяснищева (главным образом Институт им. В. М. Бехтерева) считает правомерным использование зарубежных стандартизированных (тестовых) методик, включая личностные опросники и проективные методы (разумеется, после соответствующей адаптации к нашим усло­виям) и, как правило, в сочетании с методами клинического и клинико-психологического исследования больного. Особенно показаны тестовые методики при так называемой экспресс-ди­агностике в оценке динамики лечения и для предварительного отбора больных (или испытуемых, например лиц, находящихся и экстремальных ситуациях).

Наше отношение к психологическим тестам уже освещалось и литературе [Мяснищев В. Н. с соавт., 1969; Морозов Г. В., Кабанов М. М., Лебединский М. С, 1974]. Коротко его можно определить так — чаще всего заслуживает критики неправиль­ное в методологическом плане истолкование полученных с по­мощью тестов данных, а не порочность той или иной стандартизированной методики. Мы уже не говорим о тех, увы, не столь, редких случаях, когда этими методиками просто не­квалифицированно пользуются в практической деятельности поверхностно подготовленные к их применению лица, что, естественно, только компрометирует любую методику, любое дело. Иногда в   литературе   можно    встретить   противопоставление стандартизированных   методик   нестандартизированным,   «психологическому эксперименту», на неправомерность чего справедливо  указывал К. К. Платонов (1977).

Важным  направлением в современной отечественной психодиагностике   следует   считать   создание   собственных   методов психологического исследования. Среди них особую важность и сложность представляет создание новых методик исследования личности –  центральной проблемы психологии, включая медицинскую, к разработке  которых в последние годы привлечено внимание ряда сотрудников   Института  им.   В.  М.   Бехтерева.

Личностный подход  получает здесь дальнейшее развитие. Медико-психологические   исследования   используются   для   разработки концепции   функциональной   диагностики,  дополняющей нозологический диагноз [Воловик В.. М.,  1977; Вайзе К-, Вололовик В. М., 1980]. Новый уровень исследований и этом направлении предпринят сейчас в связи с развитием   системной   концепции  реабилитации   больных  и  инвалидов  [Кабанов М.  М., 1978; Кабанов М. М. и Вайзе К., 1980].

_____________________________

[1] Одним из отражений этой дискуссии явились публикации ряда врачей и психологов на страницах «Журнала невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова» в 1980—1982 гг. (статьи С. Я. Рубинштейн, Р. А. Заче-пицкого, В. Е. Кагана, О. П. Росина, Т. С. Белявской, Б. В. Зейгарник).

[2] В. Н. Мяснищев явился инициатором создания проблемной комиссии по медицинской психологии при президиуме Академии медицинских паук СССР и до своей смерти (1973) был ее бессменным председателем.

медицинская психология – предыдущая | следующая – патопсихология

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание