canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Примеры нарушений при поражении лобных долей. Варианты нарушений при поражении лобных долей.

9.3. Нарушение процесса решения задач у больных с поражением лобных отделов мозга (продолжение)

Таким образом, у больной с поражением базальных отделов лобных систем интеллектуальная деятельность оставалась принципиально возможной. Однако эта возможность нарушалась вследствие импульсивности. У больной выпадала ориентировочная деятельность, имела место тенденция сразу приступать к решению задачи, поэтому решение простых задач оставалось доступным, а при решении сложных больная часто попадала под влияние непосредственного впечатления от текста задач.Теперь обратимся к примеру, иллюстрирующему решение задач больными с «заднелобным» синдромом.

Больной У. (ист. б, № 33847), 29 лет, образование среднее. Во время операции была удалена опухоль огромных размеров из правой лобной доли, занимавшая всю правую лобную долю от полюсов до задних отделов и от конвекситальных отделов до основания передней черепной ямки. Через год больному была сделана повторная операция, на которой была удалена опухоль, снова появившаяся в правой лобной доле, в задних медиальных ее отделах, по нижнему краю фалькса и снаружи и снизу у дна передней ямы. Опухоль (астроцитома) распространялась под фалькс в левое полушарие. После повторной операции больной был полностью ориентирован в месте и времени, однако резко аспонтанен, безынициативен, сам не предъявлял никаких жалоб.

Больной правильно повторял текст и правильно решал простые задачи, полностью осознавая стратегию решения. Изменения наступали при решении сложных задач, где необходимо часть операций совершать в уме и имеется несколько неизвестных.

Приведем соответствующий пример. Больному дается задача: «Ученик купил 1 букварь и 1 ручку, заплатив 37 коп. Другой ученик купил 1 букварь и 2 ручки, заплатив 49 коп. Сколько стоит букварь и сколько стоит ручка в отдельности?» Больной правильно повторяет задачу, но не приступает к ее решению.

«Решайте задачу». — «Сейчас буду решать». (Пауза.) — «Вы решаете задачу?» — «Нет». — «Решайте задачу. (Пауза.) Что нужно сделать, чтобы ее решить?» — «37 и 49… значит всего 86». — «Для чего вы сложили?» — «Чтобы узнать, сколько всего заплатили». (Пауза.) — «Что же надо делать дальше?» — «А дальше я не знаю что… Ничего больше нет».

Из приведенного протокола видно, что в действиях больного полностью отсутствует ориентировка в условии. Больной в результате инактивности, несмотря на формально правильное повторение условия задачи, не начинает систематического анализа ее условия; у него нет попыток создать план решения, и правильное повторение текста не связано с действиями больного.

Педагог облегчает анализ задачи тем, что дает задачу в виде двух уравнений, выделяя тем самым основные звенья данной задачи.

1 букварь + 1 ручка = 37 коп.

1 букварь + 2 ручки = 49 коп.

Больной повторяет вслед за педагогом основной вопрос задачи, после чего подводит черту и записывает итог общей суммы.

2 букваря + 3 ручки = 86 коп.

«Что вы узнали?» — «Я узнал, сколько ручек и букварей и сколько это стоит».

Из примера видно, что у больного закрепился стереотип суммирования всех данных и зрительно данное условие не сняло, а только закрепило этот стереотип. Необходимо было помочь больному в преодолении стереотипа. Для этого больному дается начальное звено логической структуры задачи. «5 первый раз истрачено 37 коп., во второй — 49 коп. За счет чего идет разница?» — «За счет одной ручки». — «Значит?» — «Значит, ручка стоит 12 коп. А букварь 49 — 24 = 25 коп.».

Итак, преодолев стереотип, больной смог самостоятельно решить задачу.

Таким образом, приведенные примеры говорят о том, что поражение лобных отделов мозга ведет к нарушению всей структуры деятельности, центральным механизмом которого является нарушение ориентировочно-исследовательской деятельности, общего планирования деятельности, контроля, и проявляется в разных формах нарушения интеллектуальной деятельности. В одних случаях (поражение базальных отделов мозга) в центре лежит нарушение стойкости внимания, в других (поражение передних отделов лобных долей) — первичное нарушение процессов анализа и синтеза, в третьих (поражение заднелобных отделов) — нарушение процессов переключения.

В восстановительном обучении этой группы больных во всех случаях необходимо применять методы осознанного, произвольного решения задачи с вынесением вовне условий задачи, ее вопроса и последовательных операций решения. В некоторых случаях (особенно при импульсивности) необходимо перевести решение с уровня громкой речи на материализованный уровень. В случаях инертности, стереотипии необходимы стимулирующие инструкции, невербальные формы фиксации условия задачи, этапов ее решения.

Наиболее эффективным является метод программированного восстановительного обучения.

9.3. Нарушение процесса решения задач у больных с поражением лобных отделов мозга (продолжение) – предыдущая  | следующая –  9.4. Методы восстановления процесса решения арифметических задач у больных с теменно-затылочными поражениями мозга

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.

 

 

Яндекс.Метрика