Яндекс.Метрика

Познавательное развитие (представления о по­стоянстве предмета)

Эта гипотеза была проверена мною некоторое время тому назад. Дети, ошибавшиеся при выполнении стандарт­ного теста на существование представления о постоянстве предмета в ситуации с непрозрачными чашками, отбира­лись затем для повторного тестирования с прозрачными чашками (Бауэр, 19676). Если используется прозрачная чашка, то ребенок может видеть находящийся под ней предмет. Таким образом, в этом случае нет причин для того, чтобы объяснять неудачу при доставании предмета отсутствием информации о его местонахождении, а мотор­ные навыки, необходимые для отодвигания прозрачной чашки, в точности совпадают с теми, которые требуются для отодвигания обычной чашки. Если ребенок не может ото­двинуть непрозрачную чашку вследствие отсутствия со­ответствующих моторных навыков, то этот недостаток должен был бы привести к неудаче и в случае с прозрач­ной чашкой. Первые результаты были очень обнадеживаю­щими. Все участвовавшие в эксперименте дети беспомощно сидели перед прозрачной чашкой точно так же, как они делали это в ситуации с обыкновенной чашкой. Поскольку предмет был отчетливо виден внутри прозрачной чашки, их поведение могло быть только следствием моторного за­труднения. Однако эти результаты не подтвердились, когда для доставания предмета давалось большее время (Бауэр, и Вишарт, 1972). После задержки, в среднем равной трем минутам, дети, терпевшие неудачу с обычными чашками, доставали предмет из-под прозрачных чашек. Независимо от того, сколько времени им давалось для выполнения за­дания и обычных условиях, они продолжали терпеть неудачу. Опыт доставания предмета из-под прозрачной чашки не переносился на ситуацию с непрозрачными чаш­ками. По-видимому, само но себе отсутствие моторных навыков едва ли могло бы объяснить эту неспособность достать накрытый чашкой предмет. Существенной оказы­вается прозрачность чашки.

Одно из объяснений отсутствия представления о по­стоянстве предмета было рассмотрено Пиаже (1937), и оно, возможно, подтверждается описанными выше результатами. Это объяснение состоит в отнесении особенностей наблюдаемого поведения за счет недостаточной продолжительности памяти младенца. Даже в ситуации с прозрачной чашкой для организации ответа требуется чрезвычайно длительное время. Вполне возможно, что в течение этого времени ребенок забывает, что именно на­ходится под непрозрачной чашкой, и таким образом теряет цель своего действия. Поскольку под прозрачной чашкой предмет виден постоянно, память перестает быть решающим: фактором. Таким образом, можно предположить, что си­туация с непрозрачными чашками предъявляет к памяти ребенка требования, превышающие ее возможности в этом возрасте.

Эта гипотеза привлекает своей простотой. Однако не­которые общие наблюдения, а не систематические экспе­рименты указывают на то, что она, по всей вероятности, также неверна. Продолжительность хранения информации в памяти младенца 5—6-ти месяцев намного превышает пять минут. Младенцы, приносимые в лабораторию в этом возрасте, часто обнаруживают память на то, что про­исходило здесь во время их предыдущего посещения день или более назад. Так, младенцы, которые участвовали в экспериментах по методике Манди-Кастла, сразу смотрят на «окошки», не дожидаясь появления предмета. Младен­цы, принимавшие участие в опытах на постоянство пред­мета, повторяют уже демонстрировавшееся ими поведение по отношению к используемым для тестирования игруш­кам. Те младенцы, которые ранее были обмануты в ситу­ации с иллюзорными стереоскопическими объектами, не будут пытаться достать иллюзорные объекты в этих усло­виях. Ни одно из этих наблюдений не проводилось систе­матически, но в целом они указывают на больший объем памяти, чем тот, который мог бы объяснить неудачу при выполнении стандартного теста на постоянство предмета.

В теоретическом плане существует более интересная возможность связать развитие представления о предмете до и после пяти месяцев. Она состоит в использовании понятия decalage [24]. Как мы отмечали ранее, некоторые формы поведения повторяются на разных этапах возраст­ного развития, примерами чего являются ходьба и доставание. По мнению Пиаже, процессы познавательного раз­вития также повторяются всякий раз, когда некоторое представление или понятие должно использоваться на ином уровне. Это становится особенно очевидным при раз­витии речи. Подобное повторение последовательностей познавательного развития получило в теории Пиаже наз­вание decalage. Развитие представления о предмете, на­блюдаемое после 5 месяцев, возможно, и является таким decalage. Познавательные схемы, которые регулируют движения глаз, могли бы быть воспроизведены на другом уровне для осуществления контроля движений руки. В конечном счете имеется поразительное внешнее сходство между ошибками, совершаемыми младенцем до 5 месяцев в движениях глаз, и ошибками после 5 месяцев в движениях руки. Так, трехмесячный младенец ищет предмет глазами там, где он привык его видеть, не принимая во внимание видимого перемещения предмета, а девятимесячный ищет предмет на том же месте, где он в предыдущий раз нашел его, также не считаясь с тем, куда был у него на глазах по­мещен предмет. Ошибки кажутся формально одинаковы­ми, что могло бы подтвердить предположение, согласно которому наблюдаемые между 5 и 18 месяцами особенности поведения являются результатом повторения на уровне глаз — рука уже завершенного на уровне регуляции движений глаз фрагмента познавательного развития. Зна­ния, которые младенец обнаруживает в движениях глаз, недоступны ему на уровне, необходимом для контроля движений руки.

координация местоположения и движения – предыдущая | следующая – движения рук