canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Подэкспертный - объект судебный экспертизы. В суде учитывается мнение подэкспертного.

Механизмы формирования негативного отношения к отдельно проживающему родителю (продолжение)

В качестве иллюстрации приведем следующее клиниче­ское наблюдение.

Подэкспертная Т., 10 лет, была освидетельствована комиссией экспертов в связи с гражданским делом по иску ее матери к отцу об определении места жительства девочки. Родители про­живали раздельно уже больше года. Девочка, в соответствии со своим желанием, проживала с отцом, от общении с матерью от­казывалась, при встречах с матерью — демонстрировала свое негативное к ней отношение. Во время клинической беседы была эмоционально напряжена, охвачена переживаниями, по­стоянно возвращалась к значимым для нее обвинениям матери. С категоричностью, эмоциональной охваченностью заявляла, что та ее постоянно била: давала подзатыльники, могла ударить кулаком в нос, била пряжкой ремня. В день рождения мама пожелала ей, чтобы она «сгорела», чтобы у нее «ничего не полу­чалось». Подчеркивала, что это могут подтвердить ее подруги, называла их фамилии. Анамнестические сведения сообщала избирательно, интерпретировала их с позиции отвергающего отношения к ней матери. Подчеркивала, что ею всегда зани­мался отец, что не соответствовало объективным материалам гражданского дела. Утверждала, что не может вспомнить ни

одного приятного эпизода, связанного с матерью, даже ког­да она была маленькая. С убежденностью заявляла, что мама всегда «проявляла то, что она меня не любила». Рассказыва­ла, что мать постоянно ее обзывала дурой, крысой, сволочью и т.п., кричала ей: «Эй ты, крыса, куда полезла?» Утверждала, что всегда считала ее «самой злой на свете мамой», «все равно любила ее, но на десять процентов, а на девяносто — ненави­дела». Некоторые высказывания девочки имели характер пси­хопатологических. Так, демонстрировала якобы имеющуюся у нее на носу «неровность», которая, по ее мнению, образовалась после того, как мама ее ударила кулаком. Описывая ситуацию, предшествовавшую разъезду родителей, занимала обвиняю­щую мать позицию. Рассказывала, что мама «начала долбить технику, выкидывать продукты из холодильника», выгнала отца из дома; во время скандалов между родителями она ста­ралась спрятаться, потому что мама «могла швырнуть ножом или сковородкой». «Когда она бесится — она может все». Рас­сказывала, как в течение недели они с отцом ежедневно обсуж­дали совместные планы на переезд. Подчеркивала преимуще­ства своей жизни с отцом. Говорила, что очень сильно любит папу, а папа — ее. Они никогда не ругаются. Несколько раз за время беседы повторила, что они с папой «живут богато», папа ей все покупает. Выказывала нежелание видеться с матерью, встречаться, разговаривать с ней по телефону. Утверждала, что когда ее видит или слышит — начинает волноваться, боится, что мама ее «куда-нибудь утащит и вколет шприц с успокои­тельным». С целью подтверждения того, как она нервничает при общении с матерью, говорит, что один раз во время раз­говора с ней «порвала бумажку». Заявляла, что после того как суд примет окончательное решение (чтобы она проживала с отцом), она хотела бы, чтобы у нее «была мама» (имея в виду новую жену отца): добрая, которая будет ее любить, о ней забо­титься. С родной матерью, если это необходимо, «готова типа поддерживать отношения», видеться с ней «один раз в месяц для галочки».

При исследовании индивидуально-психологических осо­бенностей у подэкспертной были выявлены демонстративные тенденции в виде стремления привлечь к себе внимание, про­извести благоприятное впечатление на окружающих. Для нее были характерны активность, общительность, амбициозность, высокий уровень притязаний, завышенная самооценка, на­ряду с признаками повышенного психического напряжения, связанного с конфликтной семейной ситуацией, склонностью к защитной агрессии, тенденцией к вытеснению негативных переживаний.

В подобных экспертных заключениях, помимо конста­тации негативного отношения подэкспертных к матерям, подчеркивалось, что вовлечение подэкспертных в длитель­ный эмоциональный конфликт между родителями, а также нарушение позитивных взаимоотношений с матерью могут оказать негативное влияние на дальнейшее личностное и эмо­циональное развитие несовершеннолетних, последствия ко­торого могут проявиться на любом этапе развития, включая период взрослости.

В отношении одной из подэкспертных было вынесено диагностическое заключение, что несовершеннолетняя психи­ческим расстройством не страдает, у нее имеются элементы сензитивных идей отношения, обусловленные высокой вовле­ченностью девочки в семейный конфликт, индуцирующим влиянием родителя, с которым она проживает (отца), индиви­дуально-психологическими особенностями матери и особен­ностями ее поведения в ситуации развода. При экспертном исследовании отца, с которым проживала несовершеннолет­няя, была выявлена склонность к вынесению межличностных конфликтов из сферы супружеских отношений в детско- родительское взаимодействие. В заключении подчеркивалось, что такие индивидуально-психологические особенности, как эгоцентризм и склонность к внешнеобвиняющим реакци­ям, в сочетании со склонностью к вынесению межличностных конфликтов из сферы супружеских отношений в детско- родительское взаимодействие могут оказать влияние на фор­мирование у несовершеннолетней негативного образа матери. При исследовании индивидуально-психологических особен­ностей матери была выявлена некоторая эмоциональная не­зрелость, импульсивность, снижение способности к интуи­тивному пониманию окружающих, к эмпатии, что отражалось на ее недостаточной способности к учету потребностей дочери эмоционального характера.

Таким образом, анализ механизмов формирования нега­тивного и конфликтного отношения ребенка к отдельно про­живающему родителю показывает, что учет мнения ребенка (даже при достижении им возраста 10 лет) при определении места его жительства или порядка его общения с отдельно про­живающим родителем может не всегда отвечать его истин­ным интересам.

вовлечение ребенка в родительский конфликт – предыдущая | следующая – мнение ребенка

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.

Яндекс.Метрика