Яндекс.Метрика

Динамика ВКБ как показатель кризиса развития личности в условиях болезни (продолжение)

Аутизация, замкнутость, отчужденность, обеднение эмоциональной сферы, пассивность больных с тяжелыми соматическими заболеваниями, описанные в клинических и психологических исследованиях, в значительной степени обусловлены сужением круга актуальной мотивации. Доминирование ведущего мотива “сохранения жизни” придает особую специфику всей психической жизни больного, налагает отпечаток на особенности восприятия, мышления, переструктурирует систему ценностей, все его мироощущение. Больные сами отмечают, что “все стало другим”, “теперь я ко всему по-другому отношусь”. То, что раньше радовало, привлекало, казалось важным, теряет свою привлекательность, лишается смысла, зато появляются ранее не свойственные интересы, повышенная эгоистичность. Больные становятся более равнодушными, сужается диапазон событий, представляющих для них эмоциональную значимость. Ограничиваются контакты с окружающими. Творческая активность сменяется стремлением к стереотипному выполнению работы.

Доминирование мотива “сохранения жизни” ведет к формированию ограничительного поведения: инертности, снижению жизненной активности больного, если такая жизнь противоречит этому мотиву. Либо формируется новый смысл привычной деятельности, если она включается в структуру мотива “сохранения жизни” в качестве цели. Это приводит к возникновению самых разнообразных “уходов”: в болезнь, в работу, в семью, в общественную деятельность. В дальнейшем подобные цели способны снова получать собственную побудительную силу, но уже по механизму “сдвига мотива на цель”.

Происшедшая в ходе лечения перестройка в мотивационной сфере личности, выдвижение на первый план нового смыслообразующего мотива “сохранения жизни” у части больных приводит к формированию и новой ведущей деятельности — по сохранению здоровья, по контролю за своим состоянием. Если на начальных этапах заболевания осуществление контроля за своим состоянием проводилось не всегда регулярно и было подчинено цели — вернуться к труду, то впоследствии забота о своем состоянии становится основным смыслом жизни. Одним из условий формирования новой ведущей деятельности являются преморбидные особенности личности. Как правило, люди, приобретающие такую установку — это люди, смысл жизни которых до заболевания заключался преимущественно в производственной деятельности и ситуация, в которую они попали в связи с лечением и заболеванием постепенно приводит к потере ими смысла жизни. Резко сужается круг интересов (и до заболевания не отличавшийся широтой), больные становятся пассивными, много лежат в постели, мало читают, целиком погружены в свое состояние.

Наряду с перестройкой иерархии мотивов происходит “сокращение временной сферы мотивации”. Больные обеспокоены и заняты только ближайшими во времени событиями, переоценивают их и недооценивают значимость отдаленных во времени событий, “живут одним днем”. Экспериментальным подтверждением этого является несоблюдение инструкции по типу нарушения временной перспективы и феномен “смещения времени”, выявленные при составлении больными рассказов по картинкам тематического апперцепционного теста.

Подобная “смысловая смещенность” больных на события настоящего времени, наполнение их личностным смыслом способствует снижению тревоги относительно неопределенного будущего и имеет, по всей видимости, защитный характер.

Интересным представляется сопоставление нарушений мотивации у больных с тяжелыми соматическими заболеваниями и больных шизофренией (Коченов М.М., 1977; Коченов М.М, Николаева В.В., 1978). Как и у тяжелых соматических больных у больных шизофренией одним из центральных симптомообразующих механизмов выступают нарушения смыслообразования и искажение иерархии мотивов. Снижение побудительной и смыслообразующей функции мотива у больных шизофренией происходит за счет актуализации неадекватных, часто просто патологичных по своей природе мотивов, тогда как у больных с тяжелыми соматическими заболеваниями ведущий мотив всегда понятен и лишь с известной долей условности может быть назван “патологичным”. Снижение побудительной и смыслооб-разущей функции происходит за счет несоответствия ведущему мотиву, по механизму сдвига цели на мотив. Иными словами, нарушение мотивации при шизофрении само есть компонент патологического процесса, тогда как у тяжелых соматических больных — следствие, реакция на него.

Основной особенностью больных шизофренией является то, что среди мотивов, актуализирующихся в ситуации исследования, не находится таких, которые придали бы задаче достаточно целостный и глубокий личностный смысл. Особенностью больных с тяжелыми соматическими заболеваниями является то, что актуализирующиеся в экспериментальной ситуации мотивы не имеют достаточно собственной побудительной силы и приобретают смысл, лишь если осознаются как цели в структуре ведущего мотива.

Тем не менее, несмотря на различие в источнике, мотивационные нарушения приводят к некоторому сходству клинической симптоматики, налету своеобразной “шизоидизации” больных с тяжелыми соматическими заболеваниями, проявляющиеся в аутизме, самоизоляции, отчужденности, эмоциональной уплощенности, “инкапсулированности”, “отрешенности” (Ромасенко, 1961).

С явлениями сужения временной перспективы и перестройки иерархии мотивов сходны проявления нусогенных неврозов, описанные у пациентов, находящихся в критических ситуациях (Франкл, 1989). По-видимому, обеднение мотивации по механизму сдвига цели на мотив (Тхостов А.Ш., 1980) характерно для любых тяжелых заболеваний.

Изменение жизненной перспективы – предыдущая | следующая – Социокультурные стереотипы

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при семейных проблемах