Яндекс.Метрика

Грыжа межпозвонкового диска (продолжение)

Терапевтический аспект: пятиступенчатый процесс позитивной психотерапии при дископатиях

Ступень 1: наблюдение/ дистанцирование

Описание случая: «Что общего между заболеванием диска и тещей?»

Больной 50 лет, с печатью страдания на лице обратился ко мне по совету глав­ного врача одной ортопедической клиники, в которой интересовались психосома­тическими взаимосвязями при дископатиях.

Мне сделали операцию на позвоночнике, и я испытываю боли в области операционного рубца. Боль иррадиирует в область таза справа и икру. У меня немеют пальцы на ногах, с 1987 г. немеет большой палец на правой ноге. Особые трудности я испытываю при встава­нии, в позе сидя и лежа иногда у меня сводит судорогой правую икру. У меня есть пробле­мы на рабочем месте и, потом есть еще один важный момент, это касается моей тещи…

Пациент на позитивное толкование «Вы показываете, что Вы больше не мо­жете чего-то выносить и вынуждены приспосабливаться к существующим услови­ям», среагировал утвердительным кивком. Прежде всего, пословицы вроде: «Я не могу больше нести этот крест», «Сломан хребет» и «Не согнуть спину» открыли ему путь к фантазии. Непосредственной целью терапевтического диалога, было создание известной дистанции, по отношению к болезни, поэтому я рассказал ему притчу «Необычное лечение», поразительный финал, которой положил начало изменению его точки зрения.

Ступень 2: инвентаризация

События последних 5 лет:

1)    Февраль 1980 г.- смерть отца: «Мой отец был для меня примером. На войне он был солдатом, правильным до мозга костей. Я ненавидел и любил его, но у меня не было воз­можности стать таким, как он».

2)     1981/82 г.: строительство дома с большим вкладом собственного труда. Матери­ально его поддерживали родители жены, причем было условлено: если с одним из них «что- то случится», то другой имеет пожизненное право проживать в построенном доме.

3)  Апрель 1984 г.: внезапная смерть тестя; теща переезжает к ним. Очень скоро появ­ляются проблемы между тещей, зятем и дочерью: «Она — властная натура. Лестница по­стоянно вычищается. Двери хлопают, даже когда в доме царит общий послеобеденный по­кой. Дети настраиваются против нас. Она пыталась сломать мой авторитет. Соседям она рассказывает небылицы».

4)  Ноябрь 1984 г.: «Моя жена совершила кражу в магазине. С тех пор моя теща стала шантажировать нас, угрожая всем рассказать об этом. Тогда бы мы не смогли здесь больше жить».

5)  «В феврале 1985 г. мой сын развелся со своей женой, о чем мы все очень сожалели».

6)   1986 г.: «Моя жена заболела гипертонией, это действительно напугало меня!»

7)    «С июля 1984 г. я больше не разговаривал с тещей. Мы обедаем вместе, однако никто не произносит ни слова, мы не можем изменить ситуацию. Иногда я думаю, не стоит ли мне преждевременно выйти на пенсию и уехать отсюда. Вероятно, я это сделаю, если у меня станет лучше со здоровьем».

8)   «После моей операции, у меня постоянный страх потерять работу из-за моего длительного отсутствия, хотя я знаю, что почти не подлежу увольнению. Иногда мне прихо­дится делать 3 — 4 дела сразу, это всегда действует на нервы. У меня на работе есть пробле­мы и между служащими, и между начальством».

Вследствие наслоения этих событий появились постоянно усиливающееся эмоциональное напряжение и страх перед будущим. Больной стал реагировать интенсивным эмоциональным возбуждением, перерабатывая свои неисполненные желания, отчасти психосоматически. В качестве базового конфликта напряжению способствовали отношения с отцом, в которых эмоциональные потребности оста­лись неудовлетворенными. Пациент, будучи единственным сыном должен был по примеру отца и к тому же, как отец бы того хотел, обладать «твердым характе­ром». По содержанию, эти ожидания относились, прежде всего к справедливости, а также к деятельности, усердию, аккуратности, верности, обязательности, пунк­туальности и учтивости. Они переживались пациентом в рамках эдиповой ориен­тации на объект, как существенную часть его и решающим образом моделировали его Я — идеал. Любое отклонение от этого образа строго наказывалось отцом раз­личными санкциями или игнорированием.

В случае этого больного речь шла о состоянии после операции на межпозвон­ковом диске, с болевым синдромом при тенденции к депрессивной структуре не­вроза.

На первом плане были названные симптомы. В качестве актуального конфлик­та выступили длительная болезнь и проблемы с тещей, на базе обостренного чувст­ва «справедливости».

Ступень 3: ситуативная поддержка

Мы спросили больного, как он и его жена до сих пор пытались преодолевать вышеупомянутые проблемы. Поскольку его жена доставляла ему много забот, во­влечение ее в психотерапию означало для него большую эмоциональную поддерж­ку. Впервые у них была возможность вместе решить свои проблемы. На этой сту­пени супруги проходили релаксационный тренинг по Jacobson (1938). В дополне­ние к этому пациент получал антидепрессанты.

Дископатии – предыдущая | следующая – Установки самостоятельности

Психосоматика и позитивная психотерапия