Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.3.3. Особенности мотивационно-потребностной сферы (по результатам проективных методов)

Реализация личностного подхода к изучению самосознания требует определения релевантного круга переменных, выступающих в роли личностных факторов. В данном исследовании в качестве таковых выделена структура потребностей и мотивов общения. Теоретически их вклад в формирование самосознания представляется достаточно очевидным, вследствие чего обоснована и постановка частных экспериментальных задач. Заметим, что потребности и мотивы рассматриваются в качестве личностных факторов также и по той причине, что в жизни невротика они нередко становятся преградами, препятствующими адаптации и развитию его личности и приобретающими для него конфликтный личностный смысл. Это в свою очередь способствует формированию искаженного образа Я и самоотношения личности и детерминирует манипулятивный стиль межличностного общения.

Выбор в качестве отправной точки исследования структуры потребностей имплицитно подразумевает допущение об интрапсихической глубинной природе личностных конфликтов. Это допущение, довольно условное ввиду “круговой причинности”, обуславливающей широкий спектр пограничных расстройств, акцентирует ведущую роль фрустрации так называемых базовых потребностей в генезе конфликта.

Потребности любого уровня (организмического, индивидного или личностного) осуществляют постоянную живую связь человека с миром объектов и других людей, потребности “открывают” человеку мир и мир открывается человеку, поскольку человек нуждается в нем. Потребности заставляют человека вступать в активные, деятельностные отношения с социальным окружением, благодаря чему социальное окружение становится небезразличным для человека. “Знаешь, чем хороши пустыни?” — спрашивал Маленький принц Летчика и отвечал: “Где-то там есть источник”.

Иными свойствами обладают т.н. невротические потребности. Фундамент пограничной личности построен из столь противоречивых по своему содержанию потребностей, что даже если бы оказалось возможным их удовлетворение (чего не происходит), все равно это не привело бы к чувству самореализованности, ощущению счастья и гармонии с окружающим миром и самим собой.

Известно, что хроническая фрустрация базовых потребностей — потребностей в единении с другими людьми, в любви, безопасности, признании самоценности — ведет к психическим болезням, асоциальному поведению, суицидам. “Невротики, — замечает И.Е.Вольперт, — это люди, которые, можно сказать, болеют из-за недостатка любви” (Вольперт И.Е., 1972). Будучи вытесненной из сознания, аффилятивная потребность ярко проявляется в сновидениях, фантазиях пациентов, а также в содержании рассказов при диагностике методом ТАТ. Ниже даются выдержки из протоколов больной С.

“У этого человека был когда-то друг, очень-очень близкий. Друг умер. Человек пришел к нему на кладбище. Могильные плиты и кресты обступили его со всех сторон. Он весь в воспоминаниях о друге, он как сама скорбь. Такое впечатление, что в той жизни, там где он живет, все так же для него одинаково, как эти кресты и плиты на кладбище…

Я вижу, что здесь жили разные люди — хорошие и добрые, злые. А теперь над каждым из них стоят похожие плиты и кресты. Так и для этого человека все люди стали похожи, как эти плиты и кресты…

Мне кажется, что это большой город и небоскребы и человек среди них — и тесно ему, и скучно, и безотрадно. Такое впечатление, что он что-то делает на земле, а это не приносит ему радости. Ну, например, строит дома, а потом ему тесно среди этих домов…” (XV таблица).

Смысл этого фрагмента довольно прозрачен: больная остро ощущает потерю эмоциональных контактов с людьми, свое отчуждение от них и от всего мира в целом. Желание единения с людьми, с природой, поиск ощущений, воссоздающих (пусть иллюзорно) близость всего и всех на земле, переданы в рассказе пациентки на XVI (пустую) таблицу:

“Дорога, по ней телеги, запряженные лошадьми. Люди в пестром идут… Шум, гам — передвигается цыганский табор… Вот остановились возле какого-то местечка. Цыгане рассаживаются в кружок на площади, начинают гадать. Чуть поодаль старый цыган устраивает представление для малышей. Он водит на цепи медведя, медведь выделывает разные веселые штуки, ребятишки очень радуются. Потом медведь берет шапку и обходит зрителей, они бросают в шапку деньги, кто сколько может. Вечером цыгане соберутся у себя в таборе, будут варить вкусный ужин, цыгане будут кричать, шлепать детей, переругиваться… потом будут петь… потом все замолчит”.

К.Хорни на основе эмпирического анализа собственной психотерапевтической практики описала десять “невротических” потребностей. Их “аномальность” заключена как в их содержательной противоречивости, так и в формальных характеристиках структуры и способов реализации: навязчивой компульсивности, абсолютизированности, низкой степени осознанности и подконтрольности, а также присущей всей системе невротических потребностей принципиальной ненасыщаемости (разрядка наша — Е.С.). Не перечисляя все десять потребностей, отметим лишь некоторые из них:

  • потребность в любви и одобрении; особенностью реализации этой потребности невротиком является ее “всеядность” — желание быть любимым всеми и каждым, а в сущности полное безразличие к партнеру, рассматриваемому как “вещь” или “товар” (Э.Фромм, 1986);
  • потребность в поддержке, стремление иметь сильного и опекающего партнера, который избавит от страха покинутости и одиночества. Невротик никогда не уверен, что его действительно любят, и всегда стремится “заработать” любовь, как в детстве послушный ребенок примерным поведением стремится заслужить родительскую похвалу. Отсюда повышенная зависимость от объекта любви и превентивное “бегство” в независимость;
  • потребность властвования, доминирования, лидерства может распространяться на все сферы жизни независимо от того, обладает ли человек достаточной компетентностью для достижения первенства. Отсюда сосуществование противоположных тенденций: постоянного стремления “все выше, и выше, и выше…” и чувства неуверенности в себе, желание властвовать, но при этом отказ от принятия на себя ответственности за бремя власти;
  • потребность в публичном восхищении, признании, которые становятся мерилами самоценности.

Выявленные типы внутреннего диалога – предыдущая | следующая – Особенности невротических потребностей

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях