Яндекс.Метрика

Обстипация

23. Обстипация

Способность что-то крепко держать при себе

Определение

Многие люди опорожняют кишечник реже одного раза в день, однако не жа­луются на запоры. В медицине говорят о запорах только тогда, когда спонтанного опорожнения кишечника не происходит в течение четырех дней, а каловые массы очень твердые, что затрудняет дефекацию.

Симптоматика

Конституциональная обстипация – это хроническое функциональное расст­ройство, которое не обусловлено воспалительным процессом, опухолью или при­емом лекарственных препаратов. Наряду с погрешностями в питании, ограничен­ной подвижностью и т.д. обстипация может быть связана и с психическими фак­торами. Кроме того, она встречается как сопутствующий симптом при психичес­ких и психосоматических заболеваниях (например, эндогенная депрессия, нерв­ная анорексия). Объективно запор непосредственно не вызывает каких-либо рас­стройств, субъективно он может быть связан с появлением ощущения переполне­ния, отсутствием аппетита, апатией, головными болями и ипохондрическими стра­хами, т.е. с симптомами широко распространенными, однако серьезными, указывающими на медленное отравление организма шлаками.

Транскультурный аспект и эпидемиология

  • В Германии ежегодно раскупаются около 60 млн упаковок слабительных средств.
  • Особенно часто запорами страдают женщины, более чем в 2 раза чаще муж­чин. Около 5-10% здоровых людей опорожняют кишечник не ежедневно.
  • Лица с тяжелыми депрессиями очень часто страдают запорами, то же от­носится к 25% пациентов с вегетативными расстройствами.
  • В целом запорами чаще страдают люди, принадлежащие к высшим слоям общества, что может быть связано с различиями в представлениях о чисто­те.
  • По данным Jores (1981), эти «классовые» различия обнаруживаются и у первобытных народов. Среди мужского населения Ганы, женского населе­ния Греции и пациентов медицинских учреждений в Гиссене запоры чаще наблюдались у представителей высших слоев. В Индии представители выс­шей касты – брахманы – чаще страдают обстипацией, нежели лица, при­надлежащие к касте неприкасаемых, задача которых — уборка нечистот.

Обзор литературы

Согласно психоаналитическому подходу, запорами страдают лица с «аналь­ной» структурой характера. Freud (1956) описал в 1908 г. «анальный» характер, который, по его мнению, отличается своенравием (вплоть до непоколебимого уп­рямства), любовью к чистоте (до педантичности) и бережливостью (до жадности); развитие этих качеств связывается с крайне суровым и ранним приучением к чис­топлотности и формированием ригидного и строгого сверх-Я, все это нередко ассоциируется с запорами.

Alexander (1933, 1934), психоаналитик, ученик Фрейда, называет «аналь­ную триаду», характерные обстипационные признаки: пессимизм, пораженчество, недоверие, ощущение себя нелюбимым. Он отличает в страдающем запорами человеке хроническое препятствие для спасительного выхода, которое отражено в следующей установке: «Я не могу ни от кого ничего ожидать, и поэтому мне не стоит никому ничего давать. Я должен держаться за то, что у меня есть».

С точки зрения поведенческой терапии этот симптом складывается в ре­зультате комбинации наследственных факторов, конституции и раннего научения, причем под научением понимаются приобретенные или измененные при опреде­ленных условиях реакции.

Пословицы и народная мудрость

Воздерживаться от чего-либо; быть ворчливым; невозможно расстаться с чем- либо; собирать все подряд; израсходоваться (израсходовать все силы); держать при себе; не в силах дойти до горшка; быть сдержанным; не в силах поделиться; быть бережливым; игнорировать собственные потребности; ограничивать себя; контро­лировать себя; сдержать обещание; быть поставленным в жесткие рамки; пустить что-то на самотек; быть замкнутым; быть зажатым; ни назад, ни вперед; попасть в тупик; держаться за то, что имеешь.

Притча: «Идеальный верблюд»

Много лет тому назад четверо ученых брели с караваном по пустыне Кавир. Вечером они все вместе сидели у большого костра и делились впечатления­ми. Все в один голос хвалили верблюдов: их непритязательность, выносливость и непостижимое терпение приводили друзей в восторг. «Мы все владеем пером, — сказал один из них. — Давайте напишем или нарисуем что-нибудь в честь вер­блюда и прославим его». С этими словами он взял пергаментный свиток и напра­вился в шатер, освещенный керосиновой лампой. Через несколько минут он вы­шел и показал свое произведение друзьям. Он нарисовал верблюда, встающего по­сле отдыха. Рисунок так удался, что верблюд казался живым. Второй вошел в шатер и вскоре вернулся с кратким деловым очерком о той пользе, какую прино­сят верблюды караванам. Третий написал очаровательное стихотворение. На­конец, четвертый отправился в шатер и попросил не беспокоить его. Прошло несколько часов, огонь в костре давно погас, и друзья спали, а из слабо освещенно­го шатра все еще доносились скрип пера и монотонное пение. Напрасно друзья ждали своего товарища целых три дня. Шатер скрыл его так же надежно, как земля, что сомкнулась за Аладином. Наконец, на пятый день наиприлежнейший из всех прилежных вышел из шатра. Черные тени обрамляли его глаза, щеки впа­ли, подбородок оброс щетиной. Усталой походкой и с кислым выражением лица, будто съел зеленых лимонов, он подошел к друзьям и с досадой бросил перед ними связку пергаментных свитков на ковер. На внешней стороне первого свитка было написано крупными буквами во всю ширь: «Идеальный верблюд, или Верблюд, каким ему надлежало бы быть…».

Микротравмы – предыдущая | следующая – Запоры

Психосоматика и позитивная психотерапия