Яндекс.Метрика

Глава шестая

Развитие моторного поведения

Недоношенные дети. Межкультурные раз­личия. Однояйцевые близнецы. Приуче­ние к горшку. Карабканье по лестнице. Критика экспериментов Гезелла. Гене­тически первичные проявления форм пове­дения. Проблема определения. Развитие ходьбы. Развитие ранних вокализаций. Обу­чение или созревание. Эпигенетический ландшафт как модель моторного развития. Теория моторного развития Пиаже. Раз­витие дотягивания руки и хватания. Тео­рия созревания. Теория сенсомоторной об­ратной связи. Уайтовская теория дотя­гивания руки. Критика этой теории.

Дифференциация в развитии дотягива­ния руки. Зрительная инициация и зри­тельный контроль при дотягивании руки. Развитие дотягивания руки у слепых. Дальнейшее развитие дотягивания руки. Предвосхищение веса. Пределы моторного поведения.

Моторное поведение представляется гораздо более благоприятной для исследования областью, чем восприя­тие. При изучении восприятия всегда приходится делать выводы на основании косвенных поведенческих показате­лей. Изучая моторное поведение, мы но крайней мере от­четливо видим объект исследования, даже хотя этого нельзя сказать об управляющих им механизмах. Быть может, именно поэтому было проведено так много исследо­ваний развития моторного поведения у младенцев. Боль­шинство описании этих работ содержит шкалы развития, подобные той, которая дана на рис. 6.1. Исследователей интересовали как детали развития, так и общие принци­пы, которые могли бы объяснить ту или иную конкретную последовательность смен форм поведения. Исследования моторного поведения многое дали для нашего понимания процесса созревания, роли обучения в формировании поведения, а также значения неспецифических факторов окружения для развития конкретных моторных навыков.

 

 

 

 

Рис. 6.1. Схема развития моторного поведении (Из: М. М. Shirley, The First Two Years, Vol. 1: Postural and Locomotor Developments. University of Minnesota Press, © 1931, 1959 University of Minnesota).

Несмотря на теоретическую важность концепции нау­чения в психологии, было сделано сравнительно мало попыток объяснить моторное развитие в терминах этой теории. Причина этого отчасти заключается в том, что хотя теории научения могут объяснить изменения в частоте той или иной формы поведения или установление опре­деленной последовательности таких форм, они ничего не позволяют сказать о происхождении новых видов поведе­ния. Эти виды поведения, возникающие в процессе разви­тия, являются или кажутся новыми, и поэтому теория научения в действительности оказывается неприменимой.

Был проведен целый ряд остроумных исследований, целью которых было доказательство общей гипотезы о том, что моторное поведение развивается в результате процессов созревания — простого роста нервных меха­низмов, который, очевидно, осуществляется автономно и не требует специальных вмешательств извне. Один из простейших способов проверки этого предположения со­стоит в сравнении поведения недоношенных, нормальных и переношенных младенцев. Нормальный ребёнок рождаетея через сорок недель после зачатия; таким образом, когда его хронологический возраст равен нулю, фактиче­ский возраст составляет сорок недель. Недоношенные дети могут выжить, если их фактический возраст достиг двадцати восьми недель. Поэтому, если хронологический возраст младенца равен нулю, его внутриутробный воз­раст может составлять только двадцать восемь недель. Другая возможная крайность — когда дети находятся в матке еще четыре недели сверх положенного срока; поэтому фактический возраст у переношенного ребенка может быть равен в момент рождения сорока четырем неде­лям. Если развитие поведения определяется исключитель­но опытом, приобретенным после рождения, то наилуч­шие предсказания о том, когда у младенца появится тот или иной навык, можно было бы сделать, зная его хроно­логический возраст. Более того, в этом случае мы не обна­ружили бы никакой разницы между недоношенными, нормальными и переношенными младенцами одного и того же хронологического возраста. С другой стороны, если поведение просто «растет» с момента зачатия и не подвер­жено влияниям внешней среды, то появление какой-либо формы поведения можно было бы лучше предсказать по фактическому возрасту и, следовательно, не должно было бы быть различий между недоношенными, нормальными и переношенными детьми одного и того же фактического возраста. Логика подобных исследований очень ясна. Она позволяет нам проверить два крайних варианта понима­ния процессов развития моторного поведения.

Одной из форм поведения, которая изучалась подоб­ным образом, была улыбка. Нормальные младенцы улы­баются в ответ на видимый объект, подобный описанному в пятой главе, в хронологическом возрасте шести недель, в это время их фактический возраст равен 46 неделям. Спрашивается, когда будут улыбаться переношенные и недоношенные дети: в хронологическом возрасте 6 недель или же в фактическом возрасте 46 педель? На этот воп­рос был получен однозначный ответ: они начинают улыбать­ся в фактическом возрасте 46 недель независимо от их хронологического возраста. Дополнительное время внеутробного развития, которое получают недоношенные младенцы после рождения, никак не ускоряет их разви­тия; точно так же и то время, которое переношенные дети проводят в утробе матери, не задерживает их развития.

избирательное внимание – предыдущая | следующая – созревание

Психическое развитие младенца. Содержание.