Яндекс.Метрика

Память о человеке и ученом: 25 лет без А. Р. Лурия (Луриевские конференции)

Если обозначить звездочками эти географические названия на картах для каждой конференции, то можно очень наглядно представить, как распространяется по миру свет Луриевских идей. Кроме того, можно выразить количественно динамику роста интереса к Луриевским теориям и подходам в психологии в графиках увеличения количества участников Луриевских конференций, стран участниц и городов, представленных на конференциях. Но Александр Романович всегда призывал к первичности качественного анализа.

Следует подчеркнуть, что разработка теоретических основ и методов патопсихологии, принесших А.Р. Лурия мировую известность, является дальнейшим развитием исследований в области культурно-исторической психологии 20-х – начала 30-х годов. И именно это обеспечило уникальность Луриевского подхода в нейропсихологии. Преемственность и взаимосвязь этих этапов работы А. Р. Лурия не всегда отчетливо осознается как в отечественной, так и в западной психологии. “Теория, послужившая основой для исследования детей и больных с поражениями мозга, многими не была объединена в единое целое. Скорее каждая линия исследований интерпретировалась как ряд соответствующих, не связанных между собой исследований”. ( Коул, 1998, с. 32). Можно думать, что I Международная конференция памяти А. Р. Лурия в Москве в сентябре 1997 существенно способствовала преодолению этого разрыва (о чем, в частности, говорят и названия последующих Луриевских конференций в России и за рубежом:
“Лурия и психология 21 века”. “Мозг, история, общество” и т.д.). I Международная конференция памяти А. Р. Лурия в 1997 году наглядно продемонстрировала (прежде всею через картину дальнейшего развития Луриевских исследований), что Александр Романович “постоянно работал на стыке наук: психологии и медицины, психологии и физиологии, психологии и философии, психологии и языковедения и т.д. По стилю научной работы Александр Романович был не узким, а широким (синтетическим) типом ученого, сродни ученым зиохи Возрождения” (Хомская, 1997, с. 219). “Луриевские теоретические положения не направлены только на клинику. В действительности, многие из его исследований представляют собой попытки развить и синтезировать некоторую “метатеорию психологических функций” (Таппер, 1498, с. 59, Курсив автора).

Современный этап состояния отечественной нейропсихологии, как это убедительно показали все Московские Луриевские конференции, характеризуется ее интенсивным и экстенсивным развитием. Не только обогащается теоретическое и методологическое оснащение нейропсихологических исследований, вбирающих в себя все новое и передовое в современной науке, но и расширяется сфера приложения и эффективного использования данных нейропсихологии

Среди основных проблем, рассматриваемых на всех Луриевских конференциях, можно отметить ряд “сквозных” тем, таких как:

– межполушарная асимметрия и межполушарное взаимодействие;

–  нейропсихологический анализ познавательных процессов;

– детская нейропсихология;

– афазиолгия;

– нейропсихологическая реабилитация;

– нейролингвистика.

Другие проблемы, только наметившиеся в отдельных докладах на первой конференции, такие как: нейропсихология нормы, эмоциональных и личностных расстройств, нейропсихология старческого возраста, нейропсихологическая коррекция отклоняющегося развития, нейропсихологические исследования в психиатрии и психосоматике – на последующих Луриевских конференциях выходят также в ряд ведущих, образующих отдельные секции. И наоборот, некоторые интересные направления, прозвучавшие на первых Луриевских чтениях 1987 гола, например, проблемы психофармакологии и нейрохимии, к сожалению, не получили дальнейшего интенсивного развития.

Мне хочется упомянуть еще одну особенность влияния личности Александра Романовича на деятельность его учеников, последователей и всех, кто в той или иной форме сталкивается в своей работе с ею наследием. А.Р. Лурия был высоко творческим человеком во всех сферах своей жизнедеятельности. И даже через много лет после его смерти по заставляет других творчески подходить ко всему, что связано с его именем. Отражением этого является чрезвычайное разнообразие форм работы на всех Луриевских конференциях: кроме традиционных пленарных и секционных заседаний, это и вечерние лекции, круглые столы, видео-мост с США, слайд-фильм о жизни Александра Романовича, и прослушивание фрагментов его собственных лекций, и даже демонстрация на одной из конференций звучания скрипок с измененными спектральными характеристиками, благодаря применению идей Лурия.

Даже объявленныйый Министерством образования Российской Федерации конкурс научных работ молодых ученых, посвященный 100-летию со дня рождения A. Р. Лурия, на который прислали свои работы 50 студентов, аспирантов и молодых сотрудников из 26 вузов России, выявил интересный факт: по мнению всех экспертов, уровень присланных работ был в своем большинстве существенно выше обычного уровня аналогичных межвузов­ских конкурсов, проводимых ежегодно Минобразования РФ на факультете психологии МГУ. Вадим Борисович Хозиев зав кафедрой клинической психологии Сургутского государственного университета – объяснил это эвристичностью Луриевских идей. Хочется также отметить существенную долю работ молодых отечественных и зарубежных ученых среди присланных сообщений. И это знаменательно и многообещающе: нам на смену и идут новые поколения Луриевцев. А это означает, что дело, которое создал и ославил нам А. Р. Лурия, живет и развивается. И здесь невольно приходят на ум слова А. Н.  Леонтьева, (сохранившиеся в его архиве), сказанные в печальный день похорон А. Р. Лурия: “У самых истоков исторической теории психики нас было трое, потом прибавилась пятерка, потом еще другие, уже многие. Сейчас идеи Выготского живут, творчески развиваются сотнями наших психологов. В этом великое утешение”. И это – лучший  памятник УЧИТЕЛЮ).

биография – предыдущая | следующая – тип мышления

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание