Яндекс.Метрика

Влияют ли культурные факторы на формирование принципов причинности? Верификация модели Лурия в иной области

К. Субботский

Ланкастер, Великобритания

Вступление

Одно из первых исследований, посвященных роли культуры в развитии когнитивных процессов, было проведено А. Р. Лурия (Luria, 1931, 1971, 1976b). В этих работах исследовались особенности когнитивных процессов жителей деревень советской центральной Азии, ведущих традиционный образ жизни. Результаты сравнивались с аналогичными оценками индивидов, которые населяли тот же регион, но были ближе к городскому, более индустриализированному стилю жизни и образованию. Результаты исследований показали значительные различия в типах логического мышления у традиционных индивидов и индивидов с более западным стилем жизни.

Отличительная особенность традиционного типа мышления состояла в редком использовании абстрактных суждений и формальных категорий. Традиционное мышление, в противоположность западному, по большей части привязано к конкретным ситуациям и событиям повседневной жизни. Интерпретируя результат, А. Р. Лурия отводил главную роль в возникновении формально-логического типа мышления школьному образованию.

Результаты Лурия были подтверждены в последующих исследованиях (Cole, Gay, Glick & Sharp, 1971; Das & Dash, 1990; Scribner, 1977; Тулвисте, 1988). В них описывались весьма два важных поведенческими реакциями индивидов. Очевидно, что между тем, что люди говорят в лабораторных условиях, и тем, как они ведут себя в обычной жизни, может быть существенная разница (Thomas, 1971; Wilson & Nisbett, 1978). Во-вторых, в этих исследованиях, за редким исключением (см. Mead, 1932) не рассматривались представления о постоянстве объекта и физических законах причинности. В действительности же важнейшей задачей в изучении человеческой психики является выяснение той меры и степени, в которой изменения культурного и образовательного уровня влияют на формирование фундаментальных представлений индивидов о мире. Одно из таких кардинальных изменений в представлениях о мире произошло в Европе периода Возрождения, когда ориентацию на магическую и мифическую идеологию в культуре постепенно сменила рациональная научная концепция структуры мироздания (Лосев, 1978). В традиционном, архаическом обществе (и в древних европейских культурах) природным явлением и объектам приписывались сверхъестественные силы; в противоположность этому, современная западная культура основана на непоколебимой вере в научную логику. Можно предположить, что современные рациональные представления о мире (например, убежденность в том, что все в природе основано на законах физики, магическое не существует) всецело овладели сознанием среднего индивида, который таким образом превратился в “миниатюрное отражение” его “официальной культуры” (модель полного соответствия измения сознания индивида изменениям в культуре.) Нетрудно видеть, что Лурия в интерпретации данных своих исследований придерживался именно этой модели.

С другой стороны, можно допустить, что несмотря на доминирующую роль рациональной и научной идеологии в обществе, средний представитель западного общества все же в некоторой степени остается независимым от этой идеологии. Действительно, хотя убеждение в несокрушимой силе науки и технологии занимают все более доминирующую позицию в принятой культуре и образовании, многие представители культуры все же придерживаются взглядов, не имеющих ничего общего с научными. С этой точки зрения можно говорить лишь о поверхностном влиянии изменений культуры на индивида (модель относительной независимости сознания индивида от изменений в культуре). Например, из этой модели вытекает, что на уровне интуитивных убеждений невозможно четко разграничить представителей западной и не западной культур по степени их веры в реальность магических сил.

В целях проверки этого предположения в данном исследовании представителей западной и не западной культур просили объяснить необычные явления, которые нарушали физический закон постоянства объекта (в простой деревянной шкатулке материальный объект изменялся без видимых причин). Необычное явление было включено в контекст научного или магического объяснения. В качестве независимой переменной оценивалась тенденция испытуемых давать случившемуся магические или научные объяснения, а результаты, полученные в опытах с „традиционными” испытуемыми, сравнивались с аналогичными оценками образованных представителей западной кулыуры. Предполагалось, что представители не западного общества (население сельских районов центральной Мексики) будут гораздо чаще использовать магические объяснения, чем представители западного общества (студенты университета в Великобритании). Такое предположение основывалось на том факте, что в западной культуре индивид склонен верить в науку, как единственно возможный путь объяснения явлений природы (благодаря влиянию школы, образования, средств массовой информации, искусства, межличностной коммуникации и т.д.), тогда как в не западном обществе “давление” научной рациональности на индивида не так выражено, в силу недостаточного формального научного образования и обилия дохристианских магических убеждений и суеверий в обществе.

следующая – научное объяснение

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание