3.1.1. Афазия и предметный образ (продолжение)

В ряде психологических исследований процесс называния предмета связывается с процессом узнавания. На эту связь в свое время указывал еще И. М. Сеченов, который впервые выдвинул гипотезу о механизме называния. Он писал, что узнавание предметов является результатом сложной переработки повторяющихся внешних воздействий, результатом сравнения реального представления с имеющимся. Узнавание часто идет по тем признакам, которые обособились уже в примету. Выделение опознавательных признаков предмета в процессе сравнения с целью его узнавания связано по своей природе с процессом называния (Сеченов, 1952). Та же мысль высказывается и в современных советских исследованиях, идущих в русле изучения процесса узнавания-опознания (Ломов, 1966; Рубахин, 1966; Шехтер, 1967 и др.). Исследователи выделяют в процессе опознания несколько звеньев. Так, Б. Ф. Ломов считает основными составляющими этого процесса формирование перцептивного образа, сличение его с системой «эталонов», хранящейся в памяти, и выбор из них того, который соответствует образу. В. ф. Рубахин придает существенное значение анализу признаков объекта при формировании его образа в процессе восприятия. Процесс называния исследователи склонны связывать более всего с выделением существенных признаков объекта, хотя они указывают, что, в общем-то, называние является результатом «срабатывания» всех звеньев, но непосредственно называние связано с выделением характерных признаков предмета. М. С. Шехтер пишет: «…результат процесса сличения — это сигнал, в ответ на который срабатывают механизмы образованных в прошлом опыте связей, например связей между характерными признаками объектов данного класса и их словесным обозначением» {Шехтер, 1981. С. 42).

Итак, слово имеет чувственную основу, а процесс называния связан с процессом опознания, и прежде всего с выделением характерных признаков объекта. Связь слова с чувственной основой отмечали многие исследователи. Выполняя функцию обозначения, слово является «специфическим единством чувственного и смыслового содержания» (Рубинштейн, 1946). Обозначающее слово выделяет в объекте (явлении) существенное, обобщает его и тем самым вводит явление (объект) в систему объектов или явлений.

В литературе по афазии всеми авторами отмечается характерная особенность амнестической афазии, заключающаяся в том, что больные затрудняются в нахождении прежде всего тех слов, которые обозначают предметы. Слова же, обозначающие признаки, качества и т. д. предметов, актуализируются значительно легче. Об этом свидетельствует и наша собственная практика. Литературные данные указывают еще на одно существенное обстоятельство, а именно на наличие тонких дефектов предметного оптического гнозиса, нередко имеющих место в синдроме амнестической афазии (Кок, 1967). Наша практика также нередко имела дело с подобного рода симптомами, сопровождающими эту форму нарушения речи. И наконец, анатомо-морфологические данные свидетельствуют о наличии связей задневисочных, нижнетеменных отделов коры мозга с затылочными отделами. Все это поставило перед нами ряд вопросов: не связан ли дефект актуализации предметно отнесенного слова с нарушениями гностического уровня слова, а именно с дефектами процесса опознания предмета, и какое звено процесса опознания должно быть нарушенным в этом случае, чтобы привести к нарушению актуализации нужного слова. Используя литературные данные и материалы своей собственной восстановительной работы с соответствующими больными, мы разработали методику и провели исследование, гипотезой которого было предположение, что природа нарушения актуализации нужного слова при этих формах афазии связана скорее с нарушением гностической основы слова, чем с нарушением категориального мышления. Что касается нарушения механизмов выбора нужного слова из-за всплывающих альтернатив, то им может оказаться нарушение в звене выбора характерных опознавательных признаков объекта (Лурия, 1969,1975; Цветкова, 1972а). Проведенный эксперимент с больными с амнестической и акустико-мнестической афазией (Цветкова, 1972а, б, в) состоял из двух частей. В первой части исследовалась способность больных к выделению существенных признаков класса объектов и отдельных объектов класса на уровне зрительного восприятия объекта или его зрительного представления. С этой целью были использованы два метода — метод рисования и метод классификации стилизованных изображений животных. Были поставлены вопросы: нарушено ли у больных выделение характерных признаков отдельных объектов, и если нарушено, то вычленение каких признаков — обобщенных, характерных для целого класса объектов, или более частных, характерных для отдельных объектов класса?

В этой части было проведено четыре серии опытов с использованием метода рисования: 1) дорисовывание заданных деталей до названного экспериментатором целого предмета; 2) рисование конкретного предмета по слову-наименованию данного предмета; 3) дорисовывание фрагментов до класса предметов (овощи, мебель и т. д.); 4) дорисовывание заданных элементов до любых предметов (без называния).

Первая часть экспериментов обнаружила у больных с амнестической и акустико-мнестической афазией нарушение вычленения отличительных признаков отдельного конкретного объекта как на уровне зрительного восприятия, так и на уровне зрительных образов. Процесс же выделения отличительных признаков, присущих не отдельному, а целой группе однородных объектов (классу объектов) остается у больных сохранным. Слово, обозначающее объект (предмет), не помогало актуализации его образа, что обнаружилось в серии опытов, где требовалось по слову-наименованию нарисовать предмет.

3.1.1. Афазия и предметный образ – Предыдущая | Следующая  –  3.1.1. Афазия и предметный образ (продолжение)