Яндекс.Метрика

Генерализация эмоций

Сфера проявления эмоциональной реакции зависит от того, насколько широкой была генерализация. Из исследований школы Павлова известно, что на начальных этапах приобретения опыта генерализация имеет весьма широкий диапазон — на первой фазе выработки условного рефлекса множество явлений, даже слабо напоминающих условный раздражитель, способны вызывать условную реакцию. Павлов назвал это явление «первичной генерализацией». Позднее под влиянием нового опыта пределы генерализации сужаются.

Нечто подобное наблюдается при исследовании процесса генерализации эмоций. Так, в упоминавшихся выше экспериментах Уотсона и Джонс после выработки у детей эмоциональных реакций на определенных животных (крысу и кролика) такие же реакции стали вызывать многие другие предметы, чем-то напоминающие исходный объект реакции: другие животные, мягкие, меховые предметы и др.

Генерализация распространяется не только на сходные предметы, но также и на те предметы, которые появлялись одновременно с источником эмоции. Другими словами, эмоции связываются со всей ситуацией в целом.

Легкость образования «условных эмоциональных рефлексов», явная тенденция эмоций к установлению связей с разными элементами ситуации, а также трудности при выработке дифференцированных реакций объясняют тот факт, что эмоциональные реакции у человека носят крайне неопределенный, «диффузный» характер. Эмоции «окрашивают» любую ситуацию, в которой оказался человек. Из-за сходства ситуаций их эмоциональная значимость «смешивается», частично изменяясь, вследствие чего возникают новые, особые формы эмоций. Любая новая ситуация уже имеет для человека некоторый эмоциональный «тон», зависящий от того, какие эмоции он испытывал в сходных условиях.

На начальных этапах развития человека генерализация эмоциональных реакций происходит на основе физического сходства раздражителей и смежности их во времени. Позднее, по мере развития возникает новая основа для генерализации — семантическое сходство.

Мысль о том, что генерализация происходит на основе семантического сходства, давно высказывали, правда пользуясь иной терминологией, исследователи психоаналитической ориентации. Они утверждали, что эмоциональное отношение к определенному предмету переносится на другие, сходные по значению предметы. Одно из фундаментальных положений Фрейда, положение о «первичном выборе объекта», основывается на такого рода предпосылке.

Согласно Фрейду, предметы или лица, которые впервые в детстве удовлетворили либидозное влечение ребенка, становятся как бы образцами, на которые позднее ориентируется взрослый человек. Так, мать, например, становится эталоном желанной женщины. Фрейд имел в виду при этом не физические свойства; он подчеркивал скорее сходство влияний, отношений, то есть содержательное сходство. Стало быть, взрослый человек ищет в женщине не столько цвет глаз или волос своей матери, сколько определенное к себе отношение.

Независимо от того, справедливо это утверждение или нет (а оно, несомненно, нуждается во многих оговорках), бесспорно, что генерализация эмоций может происходить не только на основе физического сходства. Иллюстрацией этому может служить эксперимент, который проводили Лойси, Смит и Грин (Lacey, Smith, Green, 1964).Процедура опыта, в котором испытуемыми были студенты, состояла в следующем.

Испытуемый удобно усаживался в кресло. На его левую руку, в том месте, где близко к поверхности тела проходит нерв, прикреплялся электрод, при помощи которого испытуемому можно было нанести электрораздражение небольшой силы, вызывающее помимо ощущений жжения и щипка резкую непроизвольную судорогу мышцы предплечья. Испытуемый, которому сообщалось, что исследуются особенности координации интеллектуальной и моторной деятельности, выполнял следующее задание: в ответ на каждое подаваемое через репродуктор слово он должен был найти и произнести вслух как можно больше слов (цепь ассоциаций). Одновременно он должен был нажимать на телеграфный ключ в максимально регулярном темпе. После сигнала «стоп» он должен был прекратить обе деятельности и ждать, пока не будет предъявлено очередное слово. Время от времени сразу после завершения цепи ассоциаций испытуемый получал удар током. Экспериментатор (об этом испытуемый не знал) использовал список слов, в котором два слова: «бумага» и «корова» — повторялись по шесть раз. Одна группа испытуемых получала удар током каждый раз после завершения ассоциаций на слово «бумага», другая — на слово «корова». Одновременно регистрировались две вегетативные реакции: расширение сосудов пальцев и кожно-гальваническая реакция.

Каковы результаты этого эксперимента? Прежде всего было обнаружено, что у лиц, получавших удар током после цепи ассоциаций на слово «бумага», вскоре на это слово начала возникать кожно-гальваническая реакция. На слово «корова» у данной группы испытуемых эта реакция отсутствовала. Противоположный эффект был обнаружен у тех, кто получал удар током после ассоциации на слово «корова»: у них отсутствовала реакция на слово «бумага» и была отчетливой реакция на слово «корова».

У тех, для кого значимым словом было «корова», наблюдалась эмоциональная реакция на 8 других слов, которых объединяло то, что их значения были так или иначе связаны с деревней («пахать», «хлеб», «курица», «грабли», «овца», трактор», «крестьянин»). Следует подчеркнуть, что эти слова не имеют звукового сходства со словом «корова» (в английском языке, на котором проводилось исследование). Было установлено также, что 22 из 31 испытуемых не могли указать, когда они получали удар током и когда у них возникали признаки тревоги. Иначе говоря, реакция была бессознательной. Испытуемый не знал, чего он боялся; правда, он знал, что боялся тока, но не знал, что страх возникает у него при предъявлении некоторых слов, в том числе таких, которые не были для него сигналом удара током.

Аналогичные данные были получены также во многих других экспериментах (см. Kurcz, 1966).

Обуславливание эмоций (научение) – Предыдущая|Следующая – Генерализация эмоций (продолжение)

Экспериментальная психология эмоций. Содержание