Яндекс.Метрика

Генерализация эмоций (продолжение)

Возникает вопрос: от чего зависит широта генерализации, другими словами, то, что будет и что не будет вызывать эмоциональную реакцию?

Одним из важнейших факторов, определяющих пределы генерализации, является сила применяемого раздражителя: чем она больше, тем сильнее генерализация. Так, Розенбаум установил, что при применении более сильного удара током происходит более широкая генерализация, чем при более слабом (пит. по: Kurcz, 1966, с. 196; см. также Miller, 1948).

Пределы генерализации зависят также от восприимчивости к определенного рода эмоциональным раздражителям. Такая восприимчивость определяется разными факторами, среди которых одним из главных является пространственная или временная отдаленность от значимого для субъекта события. Зависимость, о которой идет речь, можно проиллюстрировать на примере исследований Эпстайна (Epstein, 1962). Этот автор исследовал группу из 16 парашютистов, данные которых сопоставлялись с контрольной группой из 16 человек, не занимавшихся парашютным спортом. С парашютистами эксперимент проводился за две недели до прыжков (или через две недели после них), а также в день прыжков. Контрольная группа исследовалась по той же схеме — два раза с двухнедельным интервалом между испытаниями. Обеим группам предлагали ассоциативный тест, содержащий слова, вызывающие тревогу, а также слова, значение которых в той или иной степени было связано с ситуацией прыжков. В ходе эксперимента регистрировалась кожно-гальваническая реакция. Вызывающими тревогу словами были, например, такие слова: «погибший», «раненый», «страх» и т. д. В качестве примера четырех степеней близости значений слов к ситуации прыжков назовем следующие: «музыка» (I), «небо» (II), «падение» (III), «парашютная стропа» (IV).

Оказалось, что у парашютистов эмоциональная реакция, измерявшаяся в единицах кожной проводимости (микросименсах), была тем больше, чем теснее связь тестового слова с ситуацией парашютных прыжков. Иначе обстояло дело с испытуемыми контрольной группы. Они эмоционально реагировали на слова, вызывающие тревогу, однако слова, связанные с ситуацией прыжков, эмоциональной реакции у них не вызывали.

Следует подчеркнуть, что в день прыжков тревога у парашютистов значительно усиливалась. Слова, не вызывавшие тревоги, когда день прыжков был еще далеко, вызывали ее в день прыжков. Средняя величина реакции (в микросименсах) была следующей:


Таблица 3

Степень близости значений слов к ситуации прыжков

I (нейтральные слова)

П

III

IV

Контрольная группа *

10,5

9,5

9,5

9,5

Парашютисты за 2 недели до прыжков или спустя 2 недели после них

7,0

8,0

10,0

15,0

Парашютисты в день

7,5

12

17

26

прыжков

*) Приводятся средние результаты обоих исследований.

Данное исследование свидетельствует о том, что человек, находящийся в эмоциогенной ситуации, обнаруживает повышенную восприимчивость к эмоциональным раздражителям. Это находит свое выражение в том, что эмоциональную реакцию начинают вызывать даже те раздражители, значение которых имеет весьма отдаленное сходство с эмоциогенным фактором.

Этот в принципе банальный факт позволяет прийти к весьма важным выводам. Он, в частности, свидетельствует о том, что возникновение сильных реакций на слабые эмоциональные раздражители можно рассматривать как симптом того, что наличная ситуация является для данного лица эмоциогенной.

Следует подчеркнуть еще один момент: процесс генерализации — явление весьма изменчивое, находящееся в зависимости от силы эмоций. Это значит, что раздражители, нейтральные в одних ситуациях, способны в других ситуациях вызывать эмоциональные реакции. Этим, видимо, можно объяснять тот факт, что разгневанный, или, как обычно говорят, «взвинченный», человек быстро возбуждается под влиянием даже слабых раздражителей, например под влиянием слов, содержащих весьма отдаленный намек на возможную критику или неодобрение. По этим же причинам при повышенном уровне сексуального возбуждения человек воспринимает как сексуально привлекательных даже тех, кто при других обстоятельствах показался бы ему не заслуживающим никакого внимания. То же самое можно сказать и о других эмоциях.

Чрезмерная сила эмоционального возбуждения, и прежде всего тревоги, может привести к патологическим нарушениям. Человек начинает испытывать страхи принимать соответствующие меры предосторожности в ситуациях, которые объективно не требуют этого. Ряд авторов считает, что при помощи этих механизмов можно объяснить симптомы некоторых психических заболеваний (Mednick, 1958).

Зависимость генерализации от силы эмоций можно использовать для определения силы латентных эмоций. Чем шире круг раздражителей, вызывающих определенную эмоцию, тем большую силу имеет соответствующая латентная эмоция. Эта зависимость получила подтверждение, в частности, в исследованиях И. Обуховской, показавшей, что дети с высоким уровнем тревоги в отношении неуспеха отказываются от выполнения заданий на тех этапах, когда нет еще достаточной информации об успехе или неуспехе. Реакция отказа в данном случае обусловлена генерализацией боязни неуспеха, которая возникает в самом начале деятельности при столкновении с сигналами, еще очень слабо связанными с неуспехом (см. Obuchowska, 1965).

 

Генерализация эмоций – Предыдущая|Следующая – Оценка значения ситуаций

Экспериментальная психология эмоций. Содержание