Яндекс.Метрика

Эмоциональные явления как вид физиологических процессов

Эмоциональные явления как специфический вид физиологических процессов. Первым традиционную концепцию эмоций поколебал известный американский психолог интроспективной ориентации Уильям Джемс. В 1884 г. он изложил, а в 1894 развил далее тезис о том, что «непосредственно за восприятием возбуждающего факта следуют телесные изменения, а наше переживание (feeling) этих изменений и есть эмоция» (Candland, 1962, с. 15). Подобную точку зрения разделял и датский исследователь К. Ланге; по его мнению, эмоции возникают в результате вазомоторных изменений, вызываемых некоторыми раздражителями. Хотя позиции Джемса и Ланге не совсем идентичны, вследствие сходства и совпадения во времени их теорий (Ланге опубликовал свою работу в 1885 г.) их стали рассматривать как единую теорию, известную ныне как «теория Джемса — Ланге».

Подобная точка зрения означала полный переворот в господствовавших тогда представлениях об эмоциях. Согласно ей, физиологические изменения рассматривались не как следствие переживаемых эмоций, а как их и с т о ч н и к. Правда, эмоции здесь трактуются как акты сознания, то есть эта концепция по-прежнему остается в рамках интроспективной психологии. Однако особенности эмоций объясняются на основе анализа телесных (физиологических) процессов.

Значительно дальше в ревизии позиций интроспективной психологии пошел основоположник бихевиоризма Джон Уотсон. Он отверг концепции, основанные на самонаблюдении, а вместе с ними и теорию Джемса— Ланге. Вот что он писал: «…Согласно Джемсу, для исследования эмоции лучше всего застыть в тот момент, когда она появляется, и начать самонаблюдение. Результаты вашего самонаблюдения могут принять следующий вид: «Я испытываю «ощущение» замедления сердцебиений, «ощущение» сухости во рту, ряд «ощущений», идущих от моих ног. Этот ряд ощущений — это состояние сознания — и есть эмоция страха». Каждый человек должен наблюдать самого себя. Невозможен какой бы то ни было экспериментальный подход. Невозможна проверка наблюдений. Иными словами, невозможно объективное научное исследование эмоций… Этой пустой вербальной формулировкой Джемс лишил психологию, может быть, самой изящной и самой интересной области исследования» (Watson, 1930, с. 142).

По мнению Уотсона, эмоции представляют собой специфический вид реакций, проявляющихся в трех основных формах: страха, ярости и любви. Эти формы можно описать, указывая на характерные особенности поведения организма. Врожденное выражение упомянутых реакций подвергается при жизни многочисленным изменениям. Благодаря процессам научения увеличивается число факторов, способных вызывать эти реакции, и формируются новые типы реакций, проявляющихся вместе с врожденными. Но, «хотя во всех эмоциональных реакциях проявляются такие внешние факторы, как движения глаз, рук, ног, туловища, доминирующими являются висцеральные и секреторные факторы» (там же, с. 165).

Согласно бихевиористской концепции, эмоции – это некоторый специфический вид реакций, прежде всего реакций внутренних органов. Таким образом, Уотсон остался на позициях Джемса-Ланге, хотя и исключил из их теории интроспективные элементы. Сходную трактовку эмоциям давал и Бехтерев, который рассматривал их как мимико-соматический тонус и мимико-соматические рефлексы (см. Якобсон, 1960)

Идея отождествления эмоций с вегетативными изменениями не получила полного признания даже среди физиологов. Факты, наблюдаемые в физиологических лабораториях, породили многочисленные сомнения. С широкой критикой этой идеи выступил известный английский физиолог У. Кеннон. Он указал, в частности, на то, что хирургическая перерезка нервных связей между внутренними органами и корой мозга не препятствует возникновению эмоциональных реакций, что одни и те же телесные изменения соответствуют разным эмоциям, что внутренние органы не являются достаточно чувствительными и изменения в них происходят слишком медленно, чтобы они могли предшествовать эмоциональной реакции, и, наконец, что искусственно вызванные органические изменения, сопровождающие сильные эмоции, не влекут за собой соответствующего эмоционального поведения. Аргументы Кеннона стали предметом многолетней дискуссии. Еще сравнительно недавно, в пятидесятых годах, с ним полемизировал американский исследователь Венгер (WiMiKcr, 1950). В результате этой дискуссии взгляды на эмоции претерпели значительные изменения. Вместо теории эмоций, подчеркивающей значение висцеральных изменений, Кеннон выдвинул концепцию, согласно которой эмоции суть процессы, происходящие в ядрах таламуса. Так появилась теория, получившая название таламической теории эмоций Кеннона — Барда.

Согласно этой теории, центры эмоций расположены в подкорке. Возбуждение этих центров придает познавательной деятельности коры эмоциональный компонент, так как за организацию эмоциональных реакций отвечает именно таламус (см. Qual, 1938; Szewczuk, 1966; Arnold, 1950).Нет необходимости подробно излагать эту теорию, которая внесла позитивный вклад в современные концепции. Следует только подчеркнуть, что она в известной степени отождествляет эмоции с физиологическими процессами, происходящими в центральной нервной системе.

Такой подход к эмоциям положил начало плодотворным исследованиям, которые привели ко многим сенсационным открытиям. Хотя таламической теории эмоций были противопоставлены другие — Магда Арнолд предложила корковую теорию эмоций (Arnold, 1950, 1960), а в ряде дальнейших исследований подчеркивалась роль так называемой лимбической системы, — сама идея оказалась весьма жизнеспособной. Сходной точки зрения придерживались и сторонники теории Павлова (Gerstmann, 1956).

Физиологический подход к эмоциям предполагает выяснение прежде всего структурного аспекта этих явлений. Но в психологии развивалось также и другое направление, объяснявшее эмоции исходя из их биологического назначения — отвечая на вопрос: какую функцию выполняют эмоции?

Способы интерпретации эмоциональных явлений – предыдущая | следующая – Эмоции как регулятор деятельности

Экспериментальная психология эмоций. Содержание