Глава 5. Психопатологические, клинико- и социально- психологические факторы, имеющие экспертное значение при КСППЭ по семейным спорам о воспитании детей

На основании анализа литературы и проведенных психоло­го-психиатрических экспертиз могут быть выделены следую­щие клинико- и социально-психологические факторы, кото­рые имеют основополагающее значение для комплексного психолого-психиатрического заключения о вреде психиче­скому здоровью и психическому развитию ребенка вследствие его проживания (общения) с одним из родителей, имеющего правовые последствия.

5.1. Факторы, имеющие экспертное значение при психолого-психиатрической экспертизе родителя, с которым проживает ребенок

1) Наличие у родителя психического расстройства, кото­рое с учетом его актуального психического состояния, дина­мики заболевания, его выраженности и тяжести определяет неспособность родителя к адекватному обеспечению индиви­дуальных потребностей развития ребенка и, вследствие этого, опасность оставления ребенка с данным родителем.

Так, в ходе экспертизы по иску Комиссии по делам несовершен­нолетних об ограничении родительских прав, подэксперт­ной К., 1957 г.р., был установлен диагноз психического рас­стройства в форме паранойи (F 22.02). Заболевание прояв­лялось аффективно-заряженным паранойяльным бредом, определявшим поведение подэкспертной (вовлечение в су

тяжную деятельность, конфликтные отношения с соседями по коммунальной квартире, другими лицами), нарушением кри­тического отношения к собственному состоянию и ситуации, односторонностью аффективных переживаний и патохарактерологическими личностными особенностями (ригидность, эгоцентризм, эксплозивность, нечувствительность к эмоцио­нальным нюансам). При оценке способности подэкспертной к воспитанию младшего сына, 2000 г.р., было установлено, что воспитание детей являлось для подэкспертной одним из веду­щих смыслообразующих мотивов ее жизни. Со свойственной ей стеничностью, активностью она проявляла заботу об их здоро­вье и воспитании. В то же время в ее воспитательной позиции по отношению к младшему сыну проявились патологические особенности, обусловленные настоящим заболеванием. Охва­ченность сутяжно-паранойяльной деятельностью и недоучет реальной жизненной ситуации, эгоцентризм, односторонность аффективных переживаний ограничивали чувствительность подэкспертной к психологическим потребностям ребенка, к продуктивному эмоциональному, эмпатическому контакту с ним и препятствовали обеспечению его интересов. При декла­рируемой повышенной заботе мальчик фактически был предо­ставлен самому себе, часто оставался без надзора, что создава­ло опасные для его жизни ситуации. Воспитательная позиция подэкспертной по отношению к сыну отличалась формальным характером и несоответствием требований, предъявляемых к ребенку, его возрасту и индивидуально-психологическим осо­бенностям (требование излишней самостоятельности в быту и в учебе), что подтверждалось сведениями о нарушении адапта­ции ребенка в школе и в детском коллективе, о недостаточном уровне его школьных знаний, об отмечающихся у него наруше­ниях поведения. Выявленные у подэкспертной негативные ха­рактерологические изменения (несдержанность, возбудимость, эксплозивность), ее склонность к агрессии наряду с отсутстви­ем критичности были расценены как факторы риска жестокого обращения с ребенком (сведения о фактах которого содержались в материалах гражданского дела). Было дано заключение, что подэкспертная в силу имеющегося у нее психического рас­стройства не способна к достаточному учету интересов ребен­ка, в связи с чем представляет опасность для него.

Следует отметить, что к судебно-экспертной оценке влия­ния психического расстройства родителя на воспитание ре­бенка следует подходить дифференцированно. Дело в том, что имеющееся у родителя, с которым постоянно проживает ребе­нок, психическое расстройство, в том числе хроническое, во многих случаях не препятствует исполнению им родительских обязанностей и не оказывает негативного влияния на психиче­ское состояние и развитие несовершеннолетнего.

Так, подэкспертная А., 1973 г.р., страдающая параноидной шизофренией с приступообразно-прогредиентным типом те­чения, после расторжения брака воспитывала двух дочерей, 2003 г.р. В ходе КСППЭ было дано заключение, что имеющее­ся у матери психическое расстройство протекает приступоо­бразно с длительными ремиссиями, не сопровождается грубым эмоционально-волевым дефектом, не препятствует ее трудовой деятельности и социальному функционированию. В связи с тем, что данное заболевание не нарушает позитивное материнско- родительское отношение подэкспертной к детям, она проявляет к дочерям заботу, занимается их развитием, наличие заболева­ния не представляет опасности для несовершеннолетних при условии ее регулярного наблюдения и лечения у психиатра.

удовлетворение потребностей ребенка – предыдущая | следующая – индивидуально-психологические особенности 

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.