Глава 1. Теория и методология комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ) по делам о воспитании детей при раздельном проживании родителей

1.1. Концептуальные подходы к разрешению споров о воспитании детей раздельно проживающими родителями

В различные исторические периоды при решении вопро­сов об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей суды руководствовались разными кон­цептуальными подходами, влияние на которые оказывали как социально-экономическая ситуация, так и доминирующие на­учные представления о роли каждого из родителей в развитии детей (Derdeyn, 1976; Mason, 1994; Kelly, 2004).

До XIX века дети при разводе родителей приравнивались к имуществу и оставлялись с отцом. В начале XIX века суды при­няли концепцию parens patriae, по которой моральным долгом (а затем — и юридическим) было защищать тех граждан, кото­рые не могли защитить себя сами, в том числе и детей. Одна­ко до середины XIX века опекуном ребенка становился отец, в связи с тем, что он имел больше возможностей для финансо­вого обеспечения ребенка. С 1839 г. в Англии право опеки над детьми младше 7 лет стало предоставляться матерям, они так­же получили право встречаться с детьми 7 лет и старше. После достижения ребенком возраста 7 лет он передавался под опеку отца (Talfourd Act). Более прогрессивные нормы были установ­лены в некоторых штатах Америки уже в XIX веке: родители имели равные права в получении права опеки над ребенком.

В конце XIX века во время индустриальной революции воз­рос интерес общества к благополучию ребенка. Так как отцы работали на заводах и фабриках, матерям стала отводиться роль основных воспитателей. Развивающиеся представления о важ­ности детского опыта для жизни индивида (во многом благода­ря развитию психоанализа) стали способствовать более частому вовлечению судов в семейные споры о воспитании детей. В этот период изменились и подходы к решению споров об опеке — на­метилась тенденция к предпочтительному оставлению ребенка с матерью, что было связано с развивающимся феминистским движением и повышением юридического статуса женщин.

В историческом обзоре, посвященном определению инте­ресов ребенка как правовой категории в России, О.Ю. Ильина (2006) указывает, что в России уже в конце XIX — начале XX века при решении вопроса о том, с кем из супругов оставлять детей после расторжения брака, предполагалась необходимость учета интересов детей. Детей оставляли с тем из супругов, ко­торый был в состоянии лучше выполнять родительские обязан­ности. В случае спора надлежало заботиться прежде всего об интересах несовершеннолетних детей.

Представления о том, что матери более эффективны в воспитании ребенка, получили большую поддержку благодаря психоаналитической теории З.Фрейда, который провозгласил мать самым первым и самым важным объектом любви ребенка, прототипом последующих любовных отношений. Восприняв теорию психоанализа о важности взаимоотношений младенца с матерью для его последующего нормального развития, суды, примерно с 20-х годов XX века, стали руководствоваться док­триной «десяти лет», согласно которой маленьких детей было необходимо оставлять с матерями. В 60-х годах предпочтение материнской опеки было абсолютным. В последующем в рам­ках Эго-психологии было показано, что на первом году жизни для ребенка важны отношения с обоими родителями, и с сере­дины 70-х годов наметилась тенденция к судебному признанию равноправия полов при получении опеки (Lamb, 1981).

В 1970 г. в США был принят закон, в котором содержался стандарт «наилучших интересов ребенка» (Uniform Marriage and Divorce Act) и перечислялись факторы, которые должны быть учтены для обеспечения интересов ребенка: желания ро­дителей; желание ребенка; характер взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, братьями, сестрами и другими значи­мыми для ребенка лицами из его окружения; психическое и фи­зическое здоровье сторон; другие значимые факторы, которые могут быть индивидуальными для каждого конкретного случая. С этого момента решение вопроса об опеке стало зависеть не от пола родителя или его прав, а от интересов и потребностей кон­кретного ребенка и от того, какой из родителей в наибольшей степени сможет их удовлетворить. Взгляд юристов сместился на детей, делая их центральной фигурой процесса.

Ряд авторов (Goldstein, Solnit, Freud, 1973) при определе­нии «наилучших интересов ребенка» предлагали руководство­ваться выбором «наименьшего из зол», подчеркивая этим, что развод родителей всегда вредит детям, и можно лишь поста­раться выбрать то решение, при котором вред для ребенка будет минимальным.

Результатом поворота судебной системы к интересам ре­бенка и равноправию полов стало появление в начале 70-х годов прошлого века в зарубежной судебной практике «совместной опеки», при которой оба родителя наделялись равными права­ми на воспитание ребенка и принятие решений, касающихся ребенка (вопросы здоровья, обучения и т.д.). Дж. Валлерштейн и Дж. Келли выделили три фактора, которые способствовали широкому распространению в США совместной опеки. Во- первых, исследования в области возрастной психологии, убеди­тельно показавшие важность роли отца для развития ребенка. Во-вторых, изменение тендерных ролей в обществе: все больше женщин стали заниматься трудовой и общественной деятельно­стью, передавая отцам роль основных воспитателей. В-третьих, исследования «чувства утраты», которое испытывали неопека- ющие родители и дети после развода {Wallerstein, Kelly, 1980).

Некоторое время совместная опека, когда оба родителя имели гарантированно равные права и разделяли ответствен- ность за детей, воспринималась как панацея в преодолении негативных последствий развода. Однако результаты исследо­ваний показали, что совместная опека во многих случаях не является оптимальной. Если дети к моменту развода находятся в хорошем психологическом состоянии, у них близкие довери­тельные отношения с обоими родителями, то они выигрыва­ют от продолжения интенсивных взаимоотношений с обоими родителями, которого позволяет добиться совместная опека. Если же отношения между родителями высококонфликтные, нарушены детско-родительские взаимоотношения, у ребен­ка были проблемы адаптации в прошлом, то не существует универсального рецепта, который позволил бы сделать более успешной адаптацию ребенка после развода. Одним детям не­обходимо общаться с обоими разведенными родителями, дру­гие же нуждаются в отделении от оскорбляющего, критикую­щего, отвергающего родителя или от конфликта между родите­лями, и в этих случаях совместная опека нежелательна. В целом, при длительных высококонфликтных отношениях совместная опека часто противоречит интересам ребенка.

развод родителей – предыдущая | следующая – решение вопросов об опеке над ребенком

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.