Яндекс.Метрика

Виртуальная реальность в экспериментальной психологии: к вопросу о методологии (виртуальность)

Необходимо отметить, что понятие «виртуальный» в современной западной культуре (лат. virtus) имеет четыре зна­чения. Во-первых, это моральная ценность, благо; во-вторых – некая актуально существующая и действующая реальность; в-третьих – некий артефакт; в-четвертых – синоним потенци­ального, мнимого, нереального.

Термин «виртуальная реальность» указывает на такую ре­альность, которая может существовать как в потенциальном (возможном) состоянии, так и в актуально существующем, действующем состоянии. Ф. Хэмит определял виртуальную реаль­ность через понятие взаимодействия «человек – компьютер» [15].

Виртуальную реальность необходимо рассматривать и в гуманитарном аспекте, который предполагает изучение идеи виртуальности в таких областях, как философия, психология, педагогика, творчество, искусство, культура.

Для изучения виртуальных реальностей используется фи­лософский подход, так называемая «виртуалистика». Это полионтологичный подход, предполагающий множественность реальности, в отличие от моноонтологичного, который пред­полагает лишь одну реальность – природную. Он может быть использован в любой научной дисциплине, а также для описа­ния и понимания многообразного мира культуры и искусства.

Выделяют следующие специфические свойства виртуаль­ной реальности:

  • порожденность (виртуальная реальность продуци­руется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней);
  • актуальность (виртуальная реальность существует только «здесь и теперь», только до тех пор, пока актив­на порождающая реальность);
  • автономность (в виртуальной реальности свое время, пространство и законы существования);
  • интерактивность (виртуальная реальность может взаимо­действовать со всеми другими реальностями, в том числе и с порождающей, как онтологически независимая от них).

Отечественная психология уделяет неоправданно мало внимания не только конкретным применениям новых техно­логий, но и связанным с ними теоретико-методологическим аспектам. Следует упомянуть, что понятия «виртуальные миры» и «виртуальное сознание» используются в основном в связи с изучением феноменов измененных состояний созна­ния (ИСС). Это относится, например, к трудам в духе постмо­дернистской культурологии [16]. В них обосновывается мысль, согласно которой «любая реальность является виртуальной», если понимать под последней «психотический или шизофре­нический паранойяльный бред, наркотическое или алкоголь­ное опьянение, гипнотическое состояние, изменение вос­приятия мира под действием наркоза. BP возникают также у пилотов на сверхзвуковой скорости, у заключенных, подво­дников, у людей, испытывающих стресс (например, во время авиа- или автокатастрофы), у клаустрофобов, практически у всех, кто каким-то образом насильно ограничен в простран­стве на достаточно длительное время» [17].

Подобная точка зрения широко распространена: «…Со­временное использование термина “виртуальная реальность” излишне привязано к миру компьютерной техники…» [18]. О. Ан­тонова и С. Соловьев не так давно высказали мысль, согласно которой ни компьютеры, ни Интернет вместе с сетевыми технологиями не внесли ничего принципиально нового в философ­скую проблематику виртуальности [19]. В дополнение можно от­метить, что континуум виртуальных реальностей и взаимопере­ходы между виртуальностью и реальностью подробно описаны Н. А. Носовым [20]. Виртуальность как продукт измененных состо­яний сознания (ИСС) рассматривал А. В. Россохин [21]. Н. Б. Маньковская и В. В. Бычков [22] именуют данную проблематику «есте­ственной виртуальностью» и отличают ее от «искусства как виртуальной реальности», а также от «паравиртуальной реаль­ности» (под которой понимается прежде всего психоделическое искусство) и от «протовиртуальной реальности», создаваемой с помощью компьютерных программ и применяемой, в част­ности, в кинематографе при создании так называемых «спец­эффектов». Последний класс феноменов называется собственно технической, или компьютерной виртуальной реальностью [23].

___________________________________________________________________________________

[15] Hammet, F. Virtual reality. – New York, 1993.

[16] См.: Руднев В. П. Прочь от реальности: Исследования по философии текста. – М.: Аграф, 2000; Руднев В. П. Энциклопеди­ческий словарь культуры XX века. – М.: Аграф, 2001.

[17] http://rudnev-vadim.viv.ru/cont/slowar/23.html, http:// rudnev-vadim.viv.ru/cont/slowar/24.html

[18] Спиридонов В. Ф. Психологический анализ виртуальной ре­альности // Виртуальная реальность в психологии и искусствен­ном интеллекте / Сост. Н. В. Чудова. – М.: Российская ассоциация искусственного интеллекта, 1998. – С. 185.

[19] Антонова О. А., Соловьев С. В. Теория и практика вирту­альной реальности: логико-философский анализ. – СПб: Изд-во СПбГУ, 2008.

[20] Носов Н. А. Виртуальная психология. – М.: Аграф, 2000.

[21] Россохин А. В. Виртуальное счастье или виртуальная за­висимость (опыт психологического анализа) // Виртуальная реальность в психологии и искусственном интеллекте / Сост. Н. В. Чудова. – М.: Российская ассоциация искусственного интел­лекта, 1998.

[22] Маньковская Н. Б., Бычков В. В. Виртуальность в простран­ствах современного искусства // Сборник научно-популярных статей – победителей конкурса РФФИ 2006 г. – Вып. 10. – М., 2007.-С. 374-380.

[23] Войскунский А. Е. Представление о виртуальных реально­стях в современном гуманитарном знании // Социальные и пси­хологические последствия применения информационных техно­логий / Под ред. А. Е. Войскунского. – М., 2001. – С. 153-161.

система виртуальной реальности – предыдущая | следующая – экологическая валидность

вернуться к началу статьи