Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Хомский отвергает эмпиризм по следующим основаниям.

  1. Методы и средства структурной лингвистики ничего не могут сказать о глубинной структуре языка, они действуют только в сфере поверхностной структуры.
  2. Индуктивные процессы неосуществимы из-за значитель­ных временных ограничений. Н. Хомский предполагает (хотя прямо об этом не пишет), что процесс усвоения языка завер­шается к четырем годам [Menyuk 1969]. При таком ограни­ченном времени усвоение основных грамматических явлений родного языка не может быть результатом индуктивного про­цесса.
  3. Однородность результатов усвоения языка (каждый ре­бенок, принадлежащий к данному языковому коллективу, усваи­вает один и тот же язык) свидетельствует, как считает Н. Хомский, против действия индуктивных процессов.
  4. Признание индуктивности лишило бы процесс усвоения языка и формирования языковой способности творческого на­чала.
  5. В языке как системе грамматических правил существует так называемый принцип цикличности [Chomsky 1968]. Этот абстрактный принцип не может быть усвоен только индуктив­ным путем. Н. Хомский в связи с этим утверждает, что язык — высокоорганизованная система абстрактных правил, о которой физические знаки (наблюдаемые речевые высказывания) ничего или почти ничего не говорят. Отсюда можно понять, почему Н. Хомский называет эмпирический подход «бесплодным», «не­адекватным» и «неинформативным». Эмпиризм в модели самого Н. Хомского получает право на существование только примени­тельно к исследованию той фазы, когда ребенок уже построил гипотезу о природе языка и контролирует эту гипотезу в свете данных, получаемых им в результате опыта. Однако в построе­нии гипотезы опыт, по мнению Н. Хомского, не участвует.

Из изложенного ясно, что Н. Хомский предпочитает в изуче­нии языковой способности и речевого развития «рационалистиче­ский подход». Последний, в его представлении, содержит, по­мимо основ рационалистической философии и психологии XVII в. (в первую очередь Декарта), генеративную граммати­ку самого Н. Хомского, лингвистические идеи В. Гумбольдта («активный рационализм»), учение о разновидностях интеллек­та Хуана Гуарта [Курманбаев, 1975].

Сущность рационалистического подхода в усвоении языка и развитии языковой способности можно изложить следующим образом: 1) помимо периферийных рецепторов, мы имеем врож­денные идеи, принципы; эти идеи дают форму приобретаемым знаниям; таким образом, знание оказывается не результатом опыта, а скорее предпосылкой для него; 2) врожденные идеи образуют особую схему, и эта схема определяет характер на­личного и приобретаемого знания (ср. классический пример Декарта с узнаванием треугольника); 3) роль опыта состоит в том, что он приводит в движение систему схем.

Действие врожденных принципов определяется некими внутренними силами. По этому поводу нельзя не вспомнить положение В. Гумбольдта о том, что язык не усваивается, ему не обучаются, что необходимо творить такие внешние условия, в которых внутренние принципы могли бы проявиться самостоя­тельно и развиваться. Врожденные идеи и принципы определя­ют и характер операций над языковым материалом.

Однако Н. Хомский не дает ответа на вопрос о том, может ли человек, если врожденные принципы имеют место в языковой способности, усвоить такую знаковую систему, которая резко отличается от организации языка. Таким образом, рационалистическая трактовка процесса речевого развития не видит в 176 языковой способности ничего большего, чем материализацию врожденных способностей, причем материализация этих спо­собностей управляется внутренними факторами. По мнению* Н. Хомского, рационалистический подход устраняет трудности, определяемые эмпирическим подходом к проблеме речевого развития.

Как же Н. Хомский строит модель языковой способности и как он связывает врожденные знания (идеи) с усвоением языка?

Саму языковую способность он в разных местах трактует по-разному. По удачному определению Дж. Грин, эти трактов­ки можно назвать «слабой» и «сильной». В соответствии со «слабым» определением, грамматика должна представлять со­бой оптимальное описание языковой активности. С точки зре­ния Хомского, такая грамматика должна включать в себя на­бор правил, способных породить все возможные в данном языке предложения, а также структурные описания, соответствующие интуитивным представлениям носителя языка о грамматиче­ских отношениях. Согласно «сильной» трактовке языковой спо­собности, «грамматические правила как бы существуют в со­знании говорящего и создают основу для понимания им языко­вых отношений» [Грин 1976, 224]. В соответствии с этим утверждением, «человек, овладевший языком, овладел и систе­мой правил, при помощи которых он соотносит определенным образом звук и значение» [Chomsky 1970, 184].

Таким образом, по Н. Хомскому, усвоение языка — это усвоение системы определенных правил, управляющих языко­вым поведением. Данные частные правила входят в систему более общих правил, которые, в свою очередь, принадлежат универсальной грамматике. Универсальной же грамматика яв­ляется потому, что она — врожденное свойство человеческого мышления. Н. Хомский выделяет такие «объекты», как субстан­циальные универсалии (например, определение таких понятий,, как «глагол», «существительное», независимо от конкретного языка). Универсальными, т. е. врожденными, по Н. Хомскому,. являются и сами трансформационные правила, превращающие глубинные структуры в поверхностные, и их применение, на­пример применение принципа цикличности в фонетике и синтак­сисе.

Таким образом выстраивается модель некоей врожденной схемы, которая является универсальной (не исключает каких- либо черт, предполагающих овладение определенным языком). Эта схема и способствует приобретению ребенком языковой компетенции. Последняя понимается как знание грамматики определенного языка, данное в форме знаний определенных частных правил. Наконец, по мнению Н. Хомского, языковая компетенция практически не может быть изучена с помощью наблюдения, ибо между компетенцией и ее реализацией нет ве­роятностного отношения.

Критика бихевиоризма – предыдущая | следующая – Языковое развитие

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах