Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

Еще одно мощное средство самораскрытия — спонтанная вербальная речь — для себя — дневниковые записи, стихотворчество, речь пациента, обращенная к психотерапевту или значимым объектам окружения. Символика такой речи почти очевидна, настолько, что подчас достаточно простого привлечения внимания пациента к произносимым словам, чтобы могла начаться самостоятельная работа по обнаружению их метафорического смысла и “значения для меня”. Так, одна из наших пациенток приходит к открытию, что “все слова имеют чувства”, а далее соотносит их с чувственно-телесными ощущениями и ищет пути смягчения и самостоятельного контроля соматических симптомов. Ниже приводим фрагмент из дневниковых записей пациентки, где она вскрывает смысл значимых для нее слов и выражений. “”Не пущу”: мышцы около кадычка сильно жмут широкой лентой, с силой из легких выталкивается воздух, сжимается и подтягивается кверху желудок, выталкивая содержимое, нужен свежий воздух и убрать объект отвращения. “Омерзение”: это чувство сложное. Оно вызывается непосредственно манипуляциями с телом. Реакция начинается с угрозы. Екает сердце, вздрагиваешь, перехватывает дух, появляется сильная тошнота. Если в этот момент не растеряться, оказать сопротивление внутренней силой, голосом и всем телом, то кровь равномерно разгоняется по всему телу, становится тепло, тошноты как не бывало, легкие полностью вдыхают и выдыхают воздух…”

Конечно, далеко не сразу пациент становится “терапевтом самому себе”, в большинстве случаев ухо терапевта слышит, глаза видят, но от пациента смысл сказанного им скрыт. Показателен в этой связи случай с К., страдавшей страхом “взглядов людей в транспорте”. В процессе терапии вскрывались все новые и новые ситуации возникновения страха и его телесные проявления. Так, он оживал в терапевтической ситуации, когда К. смотрела в глаза терапевту и испытывала страх утонуть. Страх появлялся при приближении к объектам, о которые можно “обжечься”. Страх впервые возник после того, как однажды, когда ей было 14 лет, К., принимая душ, заметила “взгляд отца”. Некоторые телесные ощущения, испытываемые ею при страхе “так же, как и при разных сильных чувствах”, воспроизводились в приятных фантазиях, например, в скакании на лошади. К. осознанно и целенаправленно культивировала в жизни независимость суждений… и не обнаруживала долгое время скрытых в символике симптомов глобальных проблем зависимости от взглядов других — в самом широком смысле слова, и амбивалентных чувств к сексуальным посягательствам отца (и мужчин вообще). Условная желательность симптома и связанное с ней сопротивление долгое время тормозили процесс терапии.

Случай М., анализ которого приводится далее, дает богатую иллюстрацию символики таких классических, экзистенциальных, по Сартру, симптомов, как тошнота и рвота. Тошнота для этой пациентки была реакцией на “брезгливость перед лицом внешней жизни, ее мерзости, обид в магазинах, запахов в автобусе”, они находились в том же семантическом поле, что и обида, отвращение, ненависть, паника, ничего не поделаешь… Соматические симптомы становились символической платой за чрезмерную податливость к вторжениям в телесное и символическое пространство Я, которым не могла противостоять пациентка. Смысл их не был понятен ни близким, ни врачам, ни ей самой, но он постепенно вскрывался, обозначался и по мере освобождения М. от зависимости и “интроектов” (по Ф.Перлсу) исчезали и телесные симптомы. Подведем итоги.

До сих пор проблематика психологического и физического насилия не имеет единой теоретической и исследовательской парадигмы, в то время как психотерапевтическая практика ясно указывает на общность генеза пограничных расстройств и долговременных последствий посттравматического стресса вследствие насилия. В их основе лежит единый синдром зависимости как системообразующий радикал пограничной личностной структуры. В данном разделе автор позволил себе провести аналогию между так называемыми неадекватными родительскими установками и психологическим насилием. Более того, анализируя случаи из психотерапевтической практики, мы попытались доказать повышенную виктимность пограничных пациентов (в силу особой организации их образа Я и картины мира) к физическому насилию также. Безусловно, правомерность подобного подхода дискуссионна и требует дальнейшего изучения и верификации.

Рекомендуемая литература

1. Зейгарник Б.В. К вопросу о механизмах развития личности. Вестн.Моск.ун-та. Сер. Психология. 1979, № 1.

2. Кон И.С. Открытие Я. М., 1978.

3. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

4. Соколова Е.Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М., 1976.

5. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

6. Соколова Е.Т. Модификация теста Роршаха для диагностики нарушений семейного общения // Вопр. психологии. 1985, № 7.

7. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989.

8. Соколова Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии личности. Автореф. докт.дисс. М., 1991.

9. Соколова Е.Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителем и ребенком и формирование аномалий личности. Семья и формирование личности. М., 1981.

10. Соколова Е.Т., Дорожевец А.Н. Исследование образа физического Я: некоторые результаты и размышления. Междисциплинарные исследования телесности человека. М., 1991.

11. Соколова Е.Т., Федотова Е.О. Апробация методики косвенного измерения системы самооценок (КИСС) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Психология. 1982. № 3.

12. Соколова Е.Т., Чеснова И.Г. Зависимость самооценки подростка от отношения к нему родителей // Вопр. психологии. 1986, № 2.

13. Соколова Е.Т. Совместный тест Роршаха для диагностики нарушений семейного общения // Общая психодиагностика. М., 1987.

14. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

15. Фрейд 3. Печаль и меланхолия // Психология эмоций. Тексты. М., 1984.

16. Фромм Э. Иметь или быть. М., 1986.

17. Beck A.T. Cognitive therapy and the emotional disorders. N.Y., 1976.

18. Bowlby Y. The making and breaking of affectional bounds. L., 1979.

19. Bruch H. Eating disorders. N.Y., 1973.

20. Kernberg O. Borderline conditions and pathological narcissism. N.Y., 1975.

21. Kernberg O. Severe personality disorders: psycho therapeutic strategies. N. Haven and London, 1984.

22. Kohut H. The restoration of the self. N.Y., 1977.

23. Mollon P., Parry G. The fragile self: narcissistic disturbance and protective function of depression // British J, of Med. Psychol. 1984. V.57.

24. Rutter M. Maternal deprivation: New findings, new concepts, new approaches // Child Devel. 1979. 5, 2.

25. Schontz F.C. Body image and its disorders // Intern. J. of Psychiat. Med. 1974. V.5(4).

26. Winnicott D.W. The maturational processes and the facilitaing environment. L., 1965.

27. Witkin H.A. et al. Psychological differentiaion. N.Y., 1974.

Символизация – предыдущая | следующая – Методы психотерапии

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при детско-родительских проблемах