Яндекс.Метрика

Роль мотивации и эмоций в патопсихологическом эксперименте

Поиски экспериментальных путей исследования критичности наталкиваются на трудности, так как у сформированной личности трудно разграничить разные виды ее проявления. Нам кажется, что легче подступиться к данной проблеме в плане ее негативного аспекта — нарушения критичности, используя для исследования материалы и метод патопсихологии. Это целесообразно потому, что многие психические заболевания приводят именно к нарушению личностной сферы человека, к бесконтрольным поступкам. Данный подход облегчается и тем обстоятельством, что психологический эксперимент в условиях психиатрической клиники существенно отличается от любого другого, поскольку он означает для больного проверку его состояния, приобретая, как об этом много раз писалось (Зейгарник, 1927; и др.), характер «экспертизы»: любой больной человек (если он не слабоумен) считает, что от результатов этого исследования зависит в какой-то мере его «судьба». В одних случаях исследование может выступить как способ анализа своего психического здоровья, в других — как стремление помочь или помешать обнаружению у него дефектов психической деятельности. Возможны и другие трактовки больными смысла экспериментального исследования, но важнее то, что больной всегда выполняет экспериментальные задачи, руководствуясь какими-то более или менее значимыми для него мотивами, обусловленными позицией больного в лечебном учреждении. Иначе говоря, отношение больного к выполняемой экспериментальной работе мотивировано тем смыслом, который приобретает для него исследование. Поэтому ситуация психологического эксперимента обостренно вызывает контроль, необходимость понимать намеченные цели и предвидеть результат своей деятельности, правильно оценивать свои возможности. «Чем сохраннее личность больного, — указывает С. Я. Рубинштейн, — тем более он способен обнаружить какую-либо позицию в процессе экспертного исследования, особенно при экспериментально-психологическом исследовании» (1970, с. 29). Этот выступающий для больного смысл исследования и обусловливает отношение его к своим ошибкам, к экспериментатору и его замечаниям, а следовательно, и опосредованность своего поведения.

Прежде чем перейти к конкретному анализу некоторых нарушений критичности, необходимо остановиться еще на одном аспекте — роли чувств, эмоций, переживаний как регуляторов поведения. Они становятся таковыми лишь в том случае, если у субъекта сохранена критичность. При отсутствии критичности чувства не только не регулируют, но могут стать дезорганизаторами поведения, нарушается опосредованность действий. Из обыденной жизни можно привести не один пример описания такого явления, когда под влиянием аффекта человек временно теряет контроль над своим поведением, допускает необдуманные поступки в общении с другими людьми и даже действует во вред себе и своим дальнейшим жизненным планам. Однако в норме, по мере угашения аффекта, критичность восстанавливается. В патологии же нарушение возможности регулировать свои действия, связанное с проявлением болезненного аффекта, нередко становится устойчивым модусом поведения. Так, например, импульсивные реакции у психопатов самого различного склада представляют чрезвычайно частые и устойчивые явления; вязкость аффекта больного эпилепсией занимает значительное место в структуре изменения подконтрольности его поведения. В том и другом случае нарушения критичности больных носят своеобразную структуру, типичную для каждого из этих состояний. В целом регуляция и последующий контроль у психически больных носят совершенно иной характер, о чем справедливо пишет П. Я. Гальперин, указывая, что при такого рода заболеваниях «человек не способен оценивать свои действия, действия других людей и объективные события так, как это делают здоровые люди, не может пользоваться объективно общественными критериями всех этих явлении, поскольку не может правильно управлять своим поведением. Он остается субъектом, но уже не является личностью и не отвечает за свое поведение» (1976, с. 142).

В патопсихологии проблема критичности изучалась в основном в связи с изменением структуры деятельности у больных с поражениями лобных долей мозга (Зейгарник, 1943; Рубинштейн, 1949; Лурия, 1947; Лебединский, 1967; и др.). Клиническая практика показывает разные аспекты этого нарушения: а) регуляция познавательных процессов; б) отношение к болезненной симптоматике; в) аспект сознания (бессознательного); г) оценка своей личности и др.

Мы остановимся на двух аспектах исследуемой проблемы. Один из них дает возможность проследить, каким образом нарушение критичности изменяет процесс мыслительной деятельности, структуру его отдельных компонентов. Второй касается отражения нарушения критичности в самосознании, оценке своей личности, своего «я».

В данном очерке мы подвергнем анализу нарушение критичности к своим суждениям, интеллектуальным действиям и высказываниям — аспект, наиболее разработанный в патопсихологической литературе и описанный как «некритичность мышления» (Зейгарник, 1962). При выполнении умственных заданий, принципиально доступных больным, обнаруживалась особая группа ошибок, которую можно было охарактеризовать как «бездумную», неадекватную инструкции манипуляцию предметами. Так, в опыте на классификацию предметов больные, лишь бегло взглянув на карточки, начинали раскладывать их по неадекватным группам, не проверяя себя. Больные не сличали своих действий с заданной целью, не коррегировали хода решения задачи и не соотносили полученные результаты со своими возможностями.

Нарушение критичности могло также выступать в виде нарушения отношения к своим ошибкам. В этих случаях хотя действия больных не носят характера манипуляций и выступают в виде целенаправленных действий, они все же свидетельствуют о некритичности суждений, которая выражается в игнорировании коррегирующих замечаний относительно допускаемых ошибок, подсказов экспериментатора. Приведем краткие иллюстрации подобных нарушений.

Соотношение критичности и опосредования – предыдущая  | следующая – Нарушение критичности в пробе на классификацию

ОГЛАВЛЕНИЕ

консультация психолога детям, подросткам, взрослым