Яндекс.Метрика

Очерк VI. СООТНОШЕНИЕ КРИТИЧНОСТИ И ОПОСРЕДОВАНИЯ

 

Развитие и созревание личности проявляется во многих аспектах. Одним из важнейших индикаторов процесса созревания личности является возможность опосредования своего поведения. Еще в 1927 г. Л. С. Выготский, высказав положение о том, что развитие высших психических функций человека определяется не законами биологической эволюции, а законами исторического развития общества, подчеркивал неоднократно опосредованный характер психических процессов. Эти идеи Л. С. Выготского были продолжены и разработаны его ближайшими сотрудниками и учениками. Исследования А. Н. Леонтьева (1959), П. Я. Гальперина (1959, 1976), А. В. Запорожца (1960), А. Р. Лурии (1963) и др. показали, что все сложные формы психической деятельности являются продуктом усвоения общественно-социального опыта и обладают опосредованной структурой.

Однако сам процесс опосредования не является однозначным и однослойным. Проблема опосредования может разрешаться в разных аспектах. Один из них касается строения психических процессов, где деятельность опосредована, обнаруживается на уровне овладения своими операциями. Так, например, стремление к улучшению запоминания материала приводит к выделению и оперированию знаками — символами (Выготский, Леонтьев). В данном случае опосредование приобретает характер «вспомогательной деятельности для совершения другой деятельности — деятельности запоминания.

Исследование больных с нарушением познавательной деятельности выявило, что больные утрачивают возможность опосредовать процесс запоминания, что они не в состоянии увязать понятие, обозначенное словом, с любым, более конкретным (Биренбаум, 1935; Зейгарник, 1962; Петренко, 1978).

Проблема опосредования может быть также отражена и при разрешении вопроса о целеполагании (Левин, 1927; Тихомиров, 1976). И, наконец, процесс опосредования может быть включен в структуры личностных образований. В этом случае опосредование выступает как один из важнейших индикаторов личности.

Подчеркивая важнейшую роль деятельности в формировании личности, А. Н. Леонтьев пишет, что иерархические отношения между мотивами «определяются складывающимися связями деятельности субъекта, их опосредствованиями» (1975, с. 203). Опосредствование связано, с одной стороны, с осознанием мотивов деятельности, перспективных целей, с другой стороны — с критичностью, с правильной оценкой своего «Я» и других, с возможностью регуляции своего поведения.

Указывая, что личность представляет собой «относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных мотивационных линий», А. Н. Леонтьев (1972) подчеркивает, что деятельность человека на психологическом уровне является единицей жизни, опосредованной психическим отражением, образом, реальная функция которого состоит в том, что он ориентирует «в предметном мире». Естественно, что подобная ориентация не может актуализироваться без учета контроля.

О механизмах контроля говорит и П. Я. Гальперин, когда пишет, что «действует не сознание, а личность, которая регулирует свои действия на основе сознания» (1976, с. 143; курсив мой. — Б.З.); и далее, говоря об общественном сознании, он вновь подчеркивает, что оно (общественное сознание) «составляет важнейшую ведущую структуру в системе управления человеком своим поведением» (там же; курсив мой. — Б.З.).

Таким образом, основным радикалом развитой личности является возможность опосредования своего поведения, возможность его регуляции, умение увидеть свои ошибки и, главное, уметь их исправлять. Не случайно в Основах уголовного судопроизводства СССР предусмотрена ответственность человека за свои поступки; она предусматривается в том случае, если человек осознал все значение своих действий и мог руководить ими. Следовательно, критичность является неотъемлемым компонентом, без которого нельзя опосредовать свое поведение. Поэтому правомерно предполагать, что изучение опосредования и зрелости личности можно изучать через анализ критического отношения человека к себе и окружающему, через анализ контроля. При этом следует отметить, что понятия критичности и контроля в литературе часто не разграничиваются. Это понятия родственные, но не однозначные. Критичность — это устойчивое психическое состояние человека, которое, как и любое другое психическое состояние, является, говоря словами С. Л. Рубинштейна (1973), непосредственно динамическим эффектом деятельности человека. Контроль же представляет собой конкретное проявление этого состояния и связан с осознанием своих отдельных действий и поступков в реальной ситуации. Иными словами, состояние критичности является существенным компонентом деятельности человека, контроль же связан с его действиями, является в известном смысле производным от критичности. В психологической литературе критичность исследуется в основном как контроль в процессе решения задачи, как компонент ориентировочно-исследовательской деятельности, как возможность отличия своих действий от ожидаемого результата. Она связывается с поисковой деятельностью, с механизмом сличения, входящим в структуру мыслительного акта (Тихомиров, 1969). В действительности же критичность выступает как компонент самосознания, позволяющий оценить себя, свои мотивы и поступки. В этом своем значении критичность дает возможность человеку опосредовать не только свои отдельные действия, но и поведение в целом. И наоборот, нарушение критичности приводит к нарушению опосредования, которое принимает вид различных форм неудачных способов компенсации, защиты, нарушения общения.

Методические подходы к проблеме аномалий личности – предыдущая  | следующая – Роль мотивации и эмоций в патопсихологическом эксперименте

ОГЛАВЛЕНИЕ 

консультация психолога детям, подросткам, взрослым