Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

Далее приведем систематизацию некоторых родительских “посланий”, к форме и содержанию которых незрелое сознание восприимчиво в силу особой чуткости детской души к эмоциональным обертонам общения. Конечно, следует иметь в виду, что “сказанное” родителем и “услышанное” ребенком далеко не всегда полностью тождественны друг другу. Восприятие ребенка избирательно и пристрастно, и в силу этого способно усилить или ослабить и до некоторой степени даже исказить содержательную сторону “послания”, но не его аффективный подтекст. Запечатленные податливой детской психикой, они остаются в виде отпечатков и следов многочисленных “ударов”, “ранений” или мягких “касаний”, память о которых бессознательно хранит и воспроизводит не только душа, но и тело ребенка и взрослого. “Не трогать, свежевыкрашен”, — Душа не береглась, И память — в пятнах икр, и щек, И рук, и губ, и глаз” — строки Б.Л.Пастернака передают беззащитность и трепетность детского мироощущения влюбленного. Опираясь на разработанную Ж.Саломе классификацию родительских посланий (на наш взгляд, перекликающуюся с известными типологиями родительских установок), дадим здесь свое понимание их содержания и феноменологии, используя накопленный терапевтический опыт1.

1. Послания-отношения — скрытый смысл, остающийся после состоявшегося акта коммуникации, — поведенческого взаимодействия или разговора. Так, смыслом отцовского действия (из приведенного ранее текста Ф.Кафки) стало переживае мое сыном хронически повторяющееся чувство беспомощности, неуверенности, “ничтожности”. Многие расхожие фразы, обращения, клички, которые слышит ребенок в свой адрес, впоследствии всплывают в сознании как своего рода “автоматические мысли” (А.Бек) или самооценки. “Недотёпа!”, “У тебя вечно все валится из рук!”, “Ты ничего не забыла взять в школу?”, “Я тебя ненавижу!” — воспринимаются как недоверие, упрек, оскорбление, отвержение. И, напротив, если ухо ребенка слышит ласковые слова, если родительские руки ласково и нежно касаются, уверенно и сильно поддерживают, ребенок чувствует себя любимым, принимаемым, имеющим право на жизнь и свое место на земле — так складываются не мысли, но ответы в адрес Я.

2. Послания-отрицания. Приведем здесь еще один фрагмент письма Ф.Кафки к отцу. “Стоило только увлечься какимнибудь делом, загореться им, придти домой и сказать о нем — и ответом были иронический вздох, покачивание головой, постукивание пальцами по столу: “А получше ты ничего не мог придумать?”, “Мне бы твои заботы”, “Не до того мне”, “Ломаного гроша не стоит “, “Тоже мне событие”. …Я не мог сохранить смелость, решительность, уверенность, радость по тому или иному поводу, если ты был против или если можно было просто предположить твое неодобрение, а предположить его можно было по отношению, пожалуй, почти ко всему, что бы я ни делал” (Там же).

Примечательными здесь являются два тонко схваченные Кафкой свойства негативных родительских посланий: во-первых, они интериоризуются и результируют в отрицание в себе качеств, достойных самоуважения, но отвергаемых родителями, испытывающими страх перед растущей самостоятельностью ребенка как страх грядущего одиночества и потери. Во-вторых, в силу значимости и аффективной насыщенности детско-родительских отношений, послания из конкретных и частных актов коммуникации превращаются в сверхобобщенные и жесткие прогностические самокоманды, контролирующие и направляющие как поведение, так и самоотношение сначала ребенка, а потом и взрослого, причем вопреки его актуальному опыту, здравому смыслу и чувствам.

3. Послания-запрещения. Указывают на какой-то недостаток (реальный или мнимый) ребенка и впоследствии будут “толкать” его к постоянному искоренению или сокрытию его. Одна из наших пациенток вспоминала, что мама часто сокрушалась по поводу ее фигуры, постоянно добавляя: “Конечно, ты будешь такая же несчастная, как и я”. “Делегированная” своей мамой на несчастливую жизнь, пациентка кроме всего прочего буквально не вылезала из корсетов, граций и прочих одежд, скрывающих и сковывающих ее тело, она осталась девственницей, чтобы никто не смог “вскрыть” ее дефект.

4. Послания-разочарования, послания-угрозы. А.И.Захаров в известной книге “Психотерапия неврозов у детей и подростков”, а также автора “Популярной психологии для родителей” (М., 1988) описали многочисленные случаи, попадающие в эту рубрику. Так, родители могут упрекать ребенка в том, что он не так талантлив, как им бы хотелось, или, напротив, так же слаб и несостоятелен, как и они. Угрозой лишения любви могут слышаться ребенку обещание “развестись или заболеть” из-за его плохого поведения. Родители одной из моих пациенток рассказывали, что, разочарованные рождением девочки, они долгое время сохраняли заготовленную одежду для будущего сына и более того — продолжали покупать мальчиковую одежду своей дочери вплоть до окончания ею школы. Эта девочка так и не смогла почувствовать себя женщиной, усвоив полоролевое поведение по маскулиному типу и в конце концов обратилась с просьбой о смене пола (случай транссексуализма).

5. Послания долженствования и исправления. Послания такого рода формируют жесткий диктат и регламентацию поведения, заставляя действовать и чувствовать вопреки собственному Я и часто являются причиной соматических заболеваний. Добавим, что речь идея по-видимому, о феномене, называемом Ф.Перлсом “shouldism”, “долженствование”, что, на наш взгляд, действительно сопряжено с жизнью на грани возможного, когда “слишком много взваливается на свои плечи” (ср. shoulders — по-английски означает плечи), когда болит от перегрузок спина и т.п.

Обратимся к случаю из практики. Пациент Б., средних лет, известный ученый и начинающий бизнесмен, жаловался на необъяснимые приступы острого страха, сопровождаемые сильным сердцебиением и страхом смерти. В процессе терапевтической работы во время одного из сеансов Б. часто непроизвольно прикасался к двум плюшевым игрушкам, лежащим неподалеку от кресла на столе. Терапевт предложил Б. взять игрушки; после произвольного манипулирования ими Б. посадил на одно колено маленького, чуть смешного и трогательного единорога, на другое — большую рычащую собаку. Затем, “становясь” поочередно то тем, то другим, в ходе диалога с ними, Б. сумел идентифицировать две полярные части своего Я. Б. — слабовольный, боящийся нарушить правила, перейти границы дозволенного, “примерный семьянин, не позволяющий себе даже посмотреть на других женщин”, и “Highest”2 — бесконечно задерганный и гавкающий на подчиненных, постоянно побуждающий (точнее — понукающий) себя браться за новые и новые дела и везде стремящийся быть на высоте положения, прибега ющий к встряскам в виде алкоголя и все чаще в последнее время оказывающийся недееспособным в интимных отношениях.

Как в этом терапевтическом случае, так и при экспериментальном изучении психологической природы панических атак, мы приходили к открытию “расколотой” структуры самосознания с доминированием на сознательном уровне так называемого грандиозного Я с полным вытеснением Я-зависимого и слабого. Заметим, что до терапии пациент ясно не осознавал ни наличия в себе этих противоречивых структур Я, ни чуждости, навязанности и непосильности своего Highest. Только на более отдаленных этапах терапии пациент сумел открыть источник своего “хайеста” — такого мальчика Б. обожала и боготворила его мама, всю жизнь втайне презирающая верного, любящего, но безвольного мужа и приложившая немало сил, чтобы выбить из сына лень и пассивность, но одновременно и привязать его к себе, посвятив ему всю свою жизнь. Как здесь не вспомнить блистательный психологический бестселлер П.Вацлавика (“Как стать несчастным без посторонней помощи”. — М., 1990), где приводится пример парадоксального действия известной установки “Будь самим собой!” (или активным, честолюбивым, удачливым — как в нашем случае).

1 Salome J. Papa, Maman, ecoutez — moi vraiment. Pour comprendre les differentes languages de l’enfant. Paris, 1989.

2 Слово, изобретенное пациентом, начавшим в это время усиленно учить английский язык ради налаживания деловых связей.

Роль насилия – предыдущая | следующая – Виды речи ребенка

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при семейных проблемах