Яндекс.Метрика

Реактивная депрессия (продолжение)

Дифференциальный диагноз. Реактивная природа депрессии у подростка бывает трудной для распознания. Психическая травма может спровоцировать дебют шизофрении с депрессивного синдрома, первый депрессивный приступ шизоаффективного и маниакально-депрессивного психоза. По данным Э. С. Наталевич и др. (1982), у подростков 18 % «психогенных» депрессий оказы­вается началом шизофрении. Положительный дексаметазоновый тест у подростков говорит об эндогенной депрессии, но отрица­тельный ее не исключает [Robbins D. R., Alessi N. Е., Yanchyshin G. W., 1982]. Наконец, при циклоидной акцентуации реактивные депрессии следует отличать от эндореактивных.

У взрослых для реактивных депрессий характерно сосредото­чение болезненных переживаний на психической травме. Иногда такую сосредоточенность можно видеть у подростков, когда они только об одном и думают, и говорят и отвлечь их от этих переживаний нелегко и удается не надолго. Идеи самообвинения, если и возникают, то бывают избирательно сконцентрированы на психической травме. Например, 15-летний подросток, по неосто­рожности убивший из охотничьего ружья своего 18-летнего брата, возводил в тяжкие преступления все свои мелкие про­ступки в детстве, совершенные в отношении этого брата, но не обнаруживал никаких идей виновности в отношении других лиц.

Однако такая сосредоточенность на психической травме у подростков бывает далеко не всегда. Наоборот, особенно при лабильной и сенситивной акцентуации, депрессивные переживания склонны к генерализации. Все видится в мрачных красках и сам себе подросток представляется во всех отношениях в самом невыгодном свете. Характерна также большая экспрессивность пере­живаний. Нет закономерных суточных колебаний настроения, депрессию в любой момент может углубить все, что напоминает о случившемся несчастье. Аппетит обычно сильно не страдает, но сон бывает плохим, полным тягостных сновидений. Запоров не отмечается. В сложных случаях затянувшихся депрессий тре­буется продолжительное наблюдение для уточнения диагноза. При реактивных депрессиях лечение антидепрессантами оказы­вается неэффективным.

 

Реактивный параноид

Так же как и у взрослых, в подростковом возрасте встречается довольно редко. Возникновению реактивного параноида способ­ствует господствующая вокруг атмосфера всеобщей напряжен­ности, подозрительности, недоверия и страха. Например, в годы Великой Отечественной войны во временно оккупированных райо­нах при наличии крайнего душевного напряжения, постоянной опасности в сочетании с недосыпанием и недоеданием реактив­ные параноиды стали нередким явлением в подростковом воз­расте [Сканави Е. Е., 1962]. В настоящее время с реактивными параноидами у подростков, совершивших общественно опасные действия, можно столкнуться в обстановке судебно-психиатрической экспертизы [Наталевич Э. С. и др., 1976].

Важен также специфический характер психической травмы — реальная опасность для жизни и благополучия подростка или его близких. Наконец, решающее значение имеет, по-видимому, также почва, на которую падают психические травмы. Ею чаще всего служит эпилептоидная или конформная акцентуация. В первом случае параноидной реакции способствуют присущие этой акцентуации подозрительность и недоверчивость, во втором вступают в силу некритичность, неспособность оценить нюансы меняющейся обстановки, легкая подверженность влиянию слухов, обывательских россказней, принимаемых за истину.

В картине реактивного параноида у подростков преобладают бред преследования и бред отношения. К ним могут добавляться галлюцинаторные (чаще иллюзорные) переживания, тематически связанные с бредом. Все это развертывается на фоне тревоги, напряжения, страха, недосыпания из опасения перед мнимыми преследователями. Отказы от пищи довольно редки и встреча­ются тогда, когда вероятность отравления вытекает из содержания бреда, но эти отказы обычно неполные: кто-то может угово­рить что-то съесть.

Индуцированное помешательство как разновид­ность реактивного параноида у подростков встречается крайне редко. Видимо, свойственная подросткам реакция эмансипации защищает их от чрезмерной слепой податливости влиянию психи­чески больных членов семьи. В значимой для подростка группе сверстников он легко может воспринять разного рода нарушения поведения, но не бредовое отношение к окружающему.

Дифференциальный диагноз. Реактивные параноиды у под­ростков более соответствуют известным критериям К. Jaspers (1912, 1965 —цит. по «Руководство по психиатрии…», 1983) в отношении диагностики реактивных психозов. В таких случаях действительно все «сразу после травмы», «в пределах травмы» и продолжается, покуда действует травма. Бредовые пережива­ния, возникнув вслед за психической травмой, целиком на ней сосредоточены и продолжаются, пока эта травма не изжита. Если бред начинает вовлекать новые темы и если на протяжении 1—2 нед вообще не обнаруживается тенденции к затуханию переживаний, становится все более вероятным спровоцированный психической травмой параноидный дебют шизофрении.

Затяжные реактивные параноиды подростковому возрасту несвойственны. Вероятно, это можно связать с тем, что пара­нойяльная психопатия и акцентуация — частая почва для затяж­ных реактивных параноидов — формируется в зрелом возрасте.

реактивная депрессия – предыдущая | следующая – истерические психозы

Подростковая психиатрия. Содержание.