Яндекс.Метрика

Глава 2. Основные принципы и методы психологического исследования “внутренней картины болезни” (продолжение)

При заболевании нервной системы психологическая струк­тура ВКБ имеет различную конструкцию в зависимости от влия­ния определенных корково-подкорковых систем, а также вовле­чения доминантного или субдоминантного полушарий. Так, на­пример, при очаговых поражениях лобных долей преобладает гипонозогностический  тип  эмоциональных  отношений, прояв­ляющийся, прежде всего, в игнорировании своего заболевания, переоценке профессиональной пригодности и т. д. В других случаях, например при поражении некоторых подкорковых об­разований, в связи со снижением психической активности и эмоционального тонуса, начинает преобладать гипернозопюстический тип эмоциональных отношений, проявляющийся в пере­живании существенной тяжести и опасности своего заболевания с субъективным отрицательным самопрогнозированием заболе­вания, работоспособности, профессиональной пригодности. При некоторых корково-подкорковых поражениях, например таламо-париетальной системы, во внутренней картине болезни нередко появляются неадекватные представления о размерах, строении, физическом состоянии своего тела или отдельных частей его. Такие представления, на первый взгляд, могут рассматриваться врачом как невротические, ипохондрические или даже агграва­ционные явления. У больных неврозами или неврозоподобными состояниями ВКБ характеризуется не только множеством несо­впадений информации, представленной в церебральном инфор­мационном поле болезни, с одной стороны, и в соответствующих элементах  психологической зоны информационного поля бо­лезни – с другой, но и разнообразными фиксированными спо­собами психологической  защиты,  препятствующей психотера­певтической коррекции. При этом от соотношения компонентов ВКБ, содержащих реальную и фиктивную нозогностическую информацию, типа нозогностических отношений и возможностей контролирующих систем личности зависят и содержание, и ди­намика клинической картины неврозов и неврозоподобных со­стояний. У некоторых здоровых людей, в прошлом не болевших, отсутствует опыт формирования ВКБ. Тем не менее наблюде­ние за больными, общение с ними могут способствовать появле­нию у здоровых психологических комплексов, отражающих пе­реживание больных и некоторые проявления  болезни. Такие психологические комплексы при их достаточной эмоциональной напряженности и стойкости можно рассматривать как «отра­женную модель ВКБ». Эта отраженная модель ВКБ имеет и познавательное, и адаптивное значение для личности здоро­вого человека, хотя и в определенных пределах, поскольку от­раженная ВКБ может иметь не только положительный, но и отрицательный психогенный результат. У большинства прак­тически здоровых людей, перенесших в прошлом какие-либо заболевания, элементы ВКБ сохраняются в памяти в сверну­том, обобщенном виде. Такие элементы ВКБ, несомненно, имеют адаптивное значение. Накопление нозогностического опыта мо­жет способствовать формированию более или менее адекват­ных элементов ВКБ при развитии нового заболевания. Кроме того, такой опыт обычно играет важную роль при формировании адекватных интерперсональных отношений в общении с боль­ными людьми.

У олигофренов, страдающих соматическими и неврологиче­скими расстройствами, выделяются внутренняя картина болезни и внутренняя картина психологического дефекта, т. е представ­ление больного о своем психическом дефекте и отношение к нему. У олигофренов в степени дебильности ВКБ существенно отличается от ВКБ здоровых. Если у психически здоровых людей ВКБ динамична, мгновенно отражает изменение состоя­ния, является регулятором поведения, то у олигофренов она бедна, статична, инертна и неспособна участвовать в механиз­мах регуляции поведения. ВКБ у олигофренов преимущественно конкретно-примитивная (чаще на уровне модели симптомов) с выпадением отдельных элементов, без проекции в будущее. Она отражает их состояние неполноценно, искаженно и чаще дезорганизует поведение. У олигофренов выпадают социальные мотивы поведения, нет своего плана действия в ситуации бо­лезни либо этот план элементарен или внушен врачом. Тревога относительно заболевания у олигофренов встречается редко. Это скорее всего связано с невозможностью прогнозирования заболевания. Степень осознания глубины и характера психиче­ского дефекта у олигофренов различна. Большинство из них осознают свой дефект, однако многие осознают низкое социаль­ное ранговое место и переживают свое особое положение среди людей без глубокого осознания причин этого. Знание и учет ВКБ и внутренней картины психологического дефекта у этих больных позволяют более рационально подойти к вопросам ле­чения, психотерапии, адаптации, трудоустройству и обучению олигофренов.

Сравнение ВКБ психически сохранных больных и олигофре­нов показывает, что уровень интеллекта играет существенную роль в построении структуры ВКБ.

Таким образом, знание ВКБ вооружает психологов и врачей любой специальности представлениями о сложных психологиче­ских перестройках в структуре личности больного, вызванных болезнью, и способствует обеспечению правильной стратегии и тактики врача в отношении каждого конкретного больного. Эти знания нужно использовать в психодиагностике, деонтоло­гии, психотерапии, при лечении и реабилитации больных, а также для решения экспертных вопросов.  Без знания ее структуры и понимания личности больного страдают и индиви­дуальный личностный подход к каждому больному, и процесс лечения. Знание модели ВКБ необходимо для психотерапии, направленной на коррекцию и управление адаптивными пере­стройками ее структуры и поведением больного.

модель ожидаемых результатов лечения – предыдущая | следующая – вопросники и проективные методы

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание