Яндекс.Метрика

Значение психогенных факторов в подростковом возрасте. Острые психические травмы.

Психогенные факторы могут выступать в качестве главной причины (при реактивных состояниях), а также в качестве провоцирующего или преципитирующего факторов (при эндоген­ных психозах).

Хроническая психическая травматизация может играть роль предиспонирующего фактора для острых аффективных реакций, вызывать неврозы и обусловливать психопатические развития на фоне акцентуаций характера. Неслучайно с момента обо­собления подростковой психиатрии ведущее место в этиологии здесь отводится психогенным факторам.

Один из видных подростковых психатров в Англии J. Howells («Modern perspectives…», 1971) предложил даже все психические заболевания разделить на две группы — знцефалозы и психонозы. Если энцефалозы являются психическим заболеванием вследствие патологического процесса в мозгу, то психопозы представляют собой «болезни психики» без мозгового поражения и суть их составляют нарушения психических функций вследствие психи­ческих стрессов. К психонозам отнесены и неврозы, и реактивные психозы, и алкоголизм, и паранойя, и наркомании, и преходящие ситуационные расстройства.

Такое разделение представляется неправильным. Например, между реактив­ными психозами и непсихотическими нарушениями существует принципиаль­ное различие. Реактивные психозы по уровню нарушений приближаются к другим экзогенным и даже эндогенным психозам. Есть основания предполагать, что при реактивных психозах существенно нарушаются функции и химизм мозга, но эти нарушения существующие в настоящее время методы исследований не могут уловить. Психогенный фактор в генезе алкоголизма и особенно наркоманий решающую роль играет на их первых этапах. С момента формирования физической зависимости первенство в пато­генезе переходит к биологическим механизмам.

С другой стороны, те заболевания, которые отнесены к энцефалозам, например шизофрения, могут быть спровоцированы психическим стрессом и в инициальных стадиях нетяжелых форм не иметь никаких признаков «мозгового поражения».

Шоковые факторы. В подростковом возрасте шоковые факто­ры оказываются значительно менее действенными, чем в детстве. Поэтому острые аффективно-шоковые реакции для этого возраста нехарактерны. Устойчивость подростков к тяжким потрясениям (катастрофы, стихийные бедствия и т. п.) не уступает таковой у взрослых, а иногда даже превосходит ее. Однако после нападений на подростков с угрозой их жизни у них могут развиться острые реактивные состояния с тревогой, страхом и даже с бредом преследования. Внезапный и сильный страх служит нередким провокатором приступов при шизоаффективных психозах.

Субшоковые факторы. Примером таких факторов может послу­жить утрата близких. Иногда такие утраты неожиданно для окружающих переносятся с поразительной стойкостью. Психи­ческие нарушения в этих случаях могут быть отставленными, и важную роль в их развитии играют новые, уже длительно действующие психогенные факторы, обусловленные изменившейся жизненной ситуацией (например, появление отчима вскоре после смерти отца, помещение в интернат после смерти матери и т. п.). Внезапный распад семьи, неожиданный для подростка развод родителей может переноситься гораздо тяжелее, чем смерть одного из них.

Особенно тяжело переживается внезапное эмоциональное отвержение со стороны тех близких лиц, к которым подросток питает большую привязанность.

Если подросток узнает, что он — приемный ребенок и его родители ему неродные, то это всегда является субшоковым фактором, тяжелой психической травмой, даже если не вызывает немедленной явной реакции.

В послеподростковом возрасте подобное известие переживается гораздо легче.

Определение тяжести психогенных факторов. В современной американской детской и подростковой психатрии принята схема классификации стрессоров (психогенных факторов) по их тяжести, которая используется в мультиаксиальной диагностике в целях прогноза. Эта классификация строится на положении, что чем тяжелее вызвавший психическое нарушение стрессор, тем лучше прогноз так как слабые стрессоры способны его вызвать только при наличии изначальной неполноценности, затрудняющей после­дующее восстановление. Само это положение весьма спорно, так как тяжелые стрессоры способны вызывать трудно поправи­мые последствия, примером чему могут быть постреактивные развития [Фелимская Н. И., 1968 – цит. по «Руководство по психиатрии…», 1983].

В американской классификации («Diagnostic and statistical…», 1980) к легким стрессорам отнесены начало нового учебного года, смена школьного учителя, к умеренным — смена школы, болезнь близкого родственника, рождение сиблинга, постоянные стычки с родителями. Как тяжелые стрессоры оценены развод родителей, задержание подростка полицией, госпитализация, смерть товарища, а также постоянная суровая дисциплина, установленная родителями. Смерть одного из родителей определена как чрезвычайный, а одновременая гибель многих членов семьи как катастрофический стрессор. Подобная клас­сификация страдает существенным недостатком, сводящим на нет ее ценность для подросткового психиатра,— не учитывается ни избирательная чувствитель­ность к определенным психогенным факторам при разных типах акцентуации характера, ни индивидуальный опыт адаптации к определенным психогенным факторам, ни особенности условий жизни. Например, смена школы для гипертимного подростка может вообще быть не стрессом, а лишь приятным и интересным событием, а для сенситивного подростка не умеренной, а весьма тяжелой психической травмой, более тяжелой, чем госпитализация, по вполне очевидным для такого подростка причинам и никак не отражающаяся на его репутации. Дети родителей, постоянно меняющих место жительства, привыкают почти каждый учебный год начинать в другой школе, а для того, кто восемь лет проучился в одном классе с неизменным составом соучеников, переход в девятый класс новой школы может оказаться большой встряской.

пубертатный период – предыдущая | следующая – конфликты

Подростковая психиатрия. Содержание.