canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Техника свободных ассоциаций, введенная З.Фрейдом. Изменение ситуации лечения с помощью техники свободных ассоциаций.

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

«Психоаналитическая ситуация» как инструмент исследования и терапии

Вплоть до 1895 года Фрейд вместе с Брейером лечил больных истерией с помощью техники гипноза, позволявшей пациентам в гипнотическом состоя­нии с помощью «катарсического отреагирования» освободиться от «защем­ленного аффекта», лежавшего, с их точки зрения, в основе заболевания. Тех­ника гипноза при этом давала врачу возможность заглянуть в бессознатель­ные психодинамические процессы, что позволило Фрейду прийти к ставшей знаменитой формулировке: «Истерик страдает по большей части от воспоми­наний», то есть от воспоминаний о психотравме, доступ которых к сознанию перекрыт психической защитой.

Фрейд должен был, однако, установить, что индуцированное пациенту состояние хоть и делает возможным отреагирование, но все же мешает осоз­нанно воспринять высвобождающий катарсис. Катарсис не обеспечивает по­явления инсайта, скорее выступая вместо него, и поэтому не может быть ин­тегрирован в бессознательные переживания и поведение. Использование гип­ноза дает возможность увидеть психодинамические конфликты и взаимосвя­зи, лежащие в основе симптома, оно привлекло внимание Фрейда к механиз­му психосоматической конверсии. Но сами пациенты в состоянии гипноза при этом, так сказать, отсутствовали, они не могли участвовать в этом открытии и извлечь для себя пользу из инсайта врача.

Используя гипноз и «катарсическое отреагирование», Фрейд ввел новую технику исследования и лечения истерических заболеваний, однако отноше­ния врача и больного остались такими же, как и в традиционной медицине. Пациент подвергался гипнозу в качестве пассивного объекта, простого пред­мета приложения усилий врача, подобно тому, как это происходит при хирур­гическом или фармакологическом вмешательстве. И эта роль объекта оказа­лась решающим препятствием в терапии.

С переходом к технике свободных ассоциаций Фрейд добился следую­щих изменений.

1.  Требуя, чтобы больной сообщал все, что ему приходит в голову, невзи­рая на общественные условности и, возможно, без видимой связи с заболева­нием, он позволил пациенту выйти из своей роли пассивного объекта и высту­пать как субъект, участник межличностного взаимодействия. Из предмета ле­чения он стал партнером врача, от которого требовалось активное участие в совместной терапевтической работе. При этом техника свободных ассоциа­ций позволяла обойти симптом пациента и, таким образом, получить доступ к динамике лежащих в основе симптома бессознательных конфликтов. Это путь, который, в отличие от гипноза, должен пройти не только врач, но и больной.

Лишь в рамках такой терапевтической ситуации, в которой пациент выс­тупает не просто как носитель болезни или симптома, а как субъект и лич­ность, становится возможным распознать в симптоме болезни нечто большее, чем повреждение обезличенных физиологических функциональных связей. Становится видно, что симптом представляет собой специфическую форму переживания и поведения пациентов.

2.  Если симптом представляет собой поведение, то есть что-то, что паци­ент делает, даже если при этом не чувствует, что с ним происходит, то в тера­пии уже не может больше идти речь об устранении симптома вмешательством извне. Речь идет, следовательно, о том, чтобы связать ставшее патологичес­ким поведение, его значение и функции со всей жизнью пациента и сделать их доступными переживанию и осознанию.

Тогда терапия уже не означает освобождение больного (понимаемого просто как носитель симптома) от этого симптома путем ампутации посред­ством хирургического или фармакологического вмешательства врача. Тера­пия становится анализом переживаний и поведения пациента с целью помочь ему осознать не осознававшиеся ранее конфликты и непроизвольные повто­рения поведения, определявшие его симптоматику. Она должна оказать ему поддержку в самостоятельном освобождении от этих бессознательных непроизвольных повторений через осознание.

3.  В центре такой работы лежит анализ бессознательных психодинами­ческих процессов, которые Фрейд открыл в рамках практического проведе­ния психоанализа и обозначил как сопротивление и перенос. Сопротивление и перенос – понятия, обозначающие аспекты морбидного переживания и по­ведения. Фрейд постоянно подчеркивал центральное значение этих аспектов. Так, он писал: « …Проработка сопротивления может на практике стать тягос­тной задачей для больного и испытанием терпения врача. Но это – тот участок работы, который более всего в состоянии изменить состояние больного и от­личает аналитическое лечение от всякой суггестии» (Freud, 1914b). Он писал также Гродеку, не догматичному пионеру психоаналитически ориентирован­ной психосоматики в Германии, что считает его «великолепным аналитиком», который «без потерь ухватил существо дела». «Кто признает, – продолжает он, – что перенос и сопротивление являются центральными осями лечения, тот окончательно относится к нашей армии» (Freud, 1917).

4.  С введением техники свободных ассоциаций, сделавшей пациента субъектом и личностью в ситуации лечения, Фрейду удалось создать «меж­личностную лабораторию», в которой психодинамика симптома стала видна как динамика бессознательно детерминированного переживания и поведения пациента. Симптом появлялся уже не как чуждое личности расстройство, а напротив – как выражение расстройства центральных личностных структур, которые можно было увидеть в рамках терапии благодаря процессам перено­са и сопротивления. Проработка сопротивления и переноса, к которым потом добавились регрессия и контрперенос как дальнейшие аспекты интрапсихического и межличностного взаимодействия в терапии, имела целью в первую очередь изменение личности благодаря освобождению от непроизвольных повторений поведения. Иными словами, речь шла уже не о лечении болезни, а о лечении больного.

С моей точки зрения, в этом – решающий вклад психоанализа в учение о болезни и практику терапии вообще. В психоаналитической ситуации врач противостоит не симптому или расстройству, а больному, переживания и по­ведение которого определяются бессознательными психическими механизма­ми, получившими вторичную патологическую автономность. Следовательно, движущей силой лечения являются те аспекты патологических переживаний и поведения, центральные динамические функции которых целесообразно используются и теоретически осмысляются в «межличностной лаборатории» психоаналитической терапии, а именно – в психодинамическом процессе пе­реноса и сопротивления.

Перспективы физиологии – предыдущая | следующая – Поведение врача

Психосоматическая терапия. Оглавление

Яндекс.Метрика