Яндекс.Метрика

Исход и прогноз. Типы ремиссии (продолжение)

Рецидивы и обострения. Наиболее частая причина рецидива в подростковом возрасте — внезапное прекращение поддержи­вающего лечения нейролептиками по инициативе самого больного или его родителей или по их недосмотру. Этим самовольным прекращениям лечения нередко способствуют обывательские раз­говоры о «вредности» длительного употребления лекарств, а также желание подростка (а иногда и его родителей) считать, что болезнь прошла.

Другой причиной рецидивов является спонтанное возобнов­ление самого болезненного процесса. Меньшее значение имеют экзогенные вредности — психические травмы, инфекционнные заболевания, перегревание или переохлаждение и т. п. Однако среди них важное место принадлежит алкогольным опьянениям, особенно тяжелым, у подростков, ранее не злоупотреблявших спиртными напитками.

От рецидивов следует отличать «поведенческие срывы» и атипичные реактивные состояния на фоне вызванных болезнью изменений личности. И те, и другие бывают связаны с неблаго­приятной ситуацией, психическими травмами, а то и просто с непониманием близкими и окружающими обусловленных бо­лезнью особенностей характера. Изменение обстановки в благо­приятную сторону ведет к незамедлительному улучшению сос­тояния без интенсификации лекарственного лечения.

Прогноз. Предсказание прежде всего зависит от типа течения [Сухарева Г. Е., 1937]. При остром начале и приступообразном течении прогноз более благоприятен: больше надежд на хорошие и длительные ремиссии. Обычно выраженные изменения личности наступают после 3—4 приступов. При постепенном начале и вы­явившемся непрерывно-прогредиентном течении прогноз хуже.

Плохими прогностическими признаками, указывающими на тя­жесть приступа, прогредиентность процесса и даже на возмож­ность его злокачественности являются гебефренические симптомы, длительное кататоническое возбуждение, ступор без онейроидных переживаний с сохранением ориентировки в окружающем — так называемая люцидная кататония или экспрес­сивный ступор по А. Г. Иванову-Смоленскому (1934 — цит. по А. Е. Личко, 1962). Такими же неблагоприятными признаками яв­ляются обонятельные галлюцинации, упорные вербальные слухо­вые галлюцинации, стойкие псевдогаллюцинации и симптомы психического автоматизма. Параноидный синдром в подростковом возрасте в целом малоблагоприятен — лишь в 28 % случаев впо­следствии обнаружены устойчивые ремиссии с социальной адапта­цией [Цуцульковская М. Я., Абрамова Л. И., 1981].

Отчетливое выявление с самого начала болезни, с первого ее приступа, основных симптомов шизофрении (эмоционального оскудения, резкого падения активности, аутизма и формаль­ных нарушений мышления) также свидетельствует о плохом прогнозе. Неблагоприятным прогностическим признаком счи­таются также преморбидные особенности в виде конформной акцентуации характера или тип «пассивного шизоида» [Цуцуль­ковская М. Я. и др., 1982] с бедным душевным миром, малой активностью, примитивностью интересов.

Среди соматических признаков относительно неблагоприят­ными являются выраженные проявления дизонтогенеза, эндокрин­ные нарушения, а также склонность к аллергическим реакциям. Плохим симптомом является также быстрая прибавка массы тела без улучшения психического состояния.

Относительно благоприятными признаками являются синтонность и активность в преморбиде — наличие гипертимной или циклоидной акцентуации.

Опасность суицида также должна предусматриваться в прогнозе. В отношении этого настораживают не только приз­наки депрессии, но и другие состояния аффективного напряже­ния — страх, тревога, злобность. Суициды опасны также во время неврозоподобных дебютов (смятение, страх сойти с ума). Они воз­можны во время неполной ремиссии по астеническому и психопатоподобному типам как результат личностной реакции на болезнь, воспринимаемую как катастрофу, крах всех планов на будущее. Встречаются также во время ремиссий суицидные действия по типу острых аффективных интрапунитивных реакций при столкновениях с близкими.

Риск социально опасных действий оказался довольно высоким при простой форме [Харитонова Н. К., 1977]. Возможно, это связано с большой частотой психопатоподобных дебютов при этой форме у подростков.

 

Особенности эпидемиологии

Подростковый возраст является «угрожающим» в отношении начала шизофрении — в этот период она дебютирует в 5 раз чаще, чем в детстве. В возрасте 15—18 лет показатель заболе­ваемости довольно высок [Вроно М. Ш., 1971]. Подростки мужского пола заболевают в полтора-два раза чаще, чем женского. По данным Н. М. Жарикова (1977), в 41 % у муж­чин и в 27 % у женщин шизофрения начинается в подростко­вом возрасте. При этом простая форма дебютирует в этот период в 60 %, злокачественная — в 63 %, а параноидная лишь в 28 % случаев. Приступообразная шизофрения в 40 % случаев начинается в подростковом возрасте.

По нашим данным, у подростков мужского пола отмечает­ся следующее распределение по формам заболевания: вяло­текущая форма, описанная в предыдущей главе, составляет 32 %, прогредиентная шизофрения (непрерывнотекущая и при­ступообразная) — 68 %, в том числе простая — около 10 %, параноидная — около 30 %, кататоно-гебефреническая — око­ло 15 %. Для девочек, по данным Б. В. Воронкова (1978), более характерны острое начало, наличие аффективных рас­стройств, хорошие первые ремиссии, а для мальчиков — большая частота психопатоподобных дебютов и простой формы.

неполная ремиссия – предыдущая | следующая – патоморфоз

Подростковая психиатрия. Содержание.