Яндекс.Метрика

Глава 8. Соматонозогнозии при поражениях некоторых органов чувств (продолжение)

Психология больного с утратой зрения. Как отмечается в литературе, зрение имеет несколько психологических сторон: а) оно включает в себя  круг актуального взаимодействия с непосредственной действительностью; б) отделяет субъекта от окружающей сред («я» – «другие и мир»); в) дает возможность воспринимать других и сравнивать себя с другими; г) позволяет воспринимать вместе с другими те же явления – общие впечатления [Konecny, Bouchal, 1974]. Психологические особенности зрения находятся в непосредственной зависимости от органа зрения – глаза, который является орудием познания внешней среды, а его функции лежат в основе трудовой и творческой деятельности [Ерошевский Т. И., Бочкарева А. А., 1977]. Слуховой и зрительный анализаторы обеспечивают не только по­ступление, но и переработку идущей из внешней среды информации.

В психологии любого человека, страдающего заболе­ванием глаз, независимо от степени угрозы потери зрения, всегда выступает опасение и даже страх стать слепым [Николенко Т. М., 1977]. Так, блефароспазм, практически лишая больных зрения, порождает слож­ную систему переживаний, ведущих к нарушению при­вычного жизненного стереотипа, затруднению адаптации. Сила психотравмирующего воздействия в таких случаях определяется индивидуальной значимостью болезни для данного пациента. Типы реагирования раз­личны: истерический, тревожно-депрессивный, фобический, ипохондрический [Вышлов В. Ф., 1977].

У некоторых больных глаукомой после ознакомле­ния их с диагнозом, с серьезностью заболевания, при­водящего иногда к потере зрения, сразу же возникают состояние угнетенности, тревога, страх. Эти психоло­гические сдвиги носят довольно затяжной характер: от нескольких недель до месяцев, 2—3 лет [Вострокнутов Н. Н., Михеева Е. Г., Успенский Б. А., 1973].

Прогрессирующее снижение зрения обычно сопро­вождается глубокими переживаниями. Настроение у больных, как правило, сниженное, нередки жалобы на бесперспективность, одиночество, беспомощность. При подготовке к операции и после нее, при ношении повязки на глазах интенсивность этих переживаний значительно ослабевает, уступая место надежде на благоприятный исход. В случаях же, когда оперативное вмешательство не приводило к улучшению зрения, наблюдалось усиление этих психологических сдвигов [Никитина Г. Ф., 1975]. У некоторых больных с нало­женной повязкой после удаления катаракты на фоне приподнятости настроения с недооценкой тяжести и серьезности заболевания наблюдалось оживление, нарушение режима, стремление снять повязку [Зискинд Ю., 1963], т. е. имеет место проявление гипосоматонозогнозии.

Личностная реакция на внезапную потерю зрения являлась предметом исследования у раненых во время Великой Отечественной войны. Наблюдения в глазных отделениях военных госпиталей показали, что почти каждый раненый с потерей зрения под влиянием внезап­но на него обрушившегося увечья — слепоты — переживает тяжелый «кризис личности» [Мерлин В. С., 1945]. Конечный выход из него — приспособление к сле­поте, примирение с ней, возвращение в семью и включе­ние в трудовую деятельность, иждивенческие установки и проч.— обусловливается в значительной мере преморбидно-личностными особенностями. В подавляющем большинстве случаев этот кризис не выходит за пределы психологических реакций, преимущественно в виде сниженности настроения, ослабления двигательной активности. В отдельных случаях наблюдается «двигатель­ная буря» с суицидальными высказываниями [Ракитина П. А., 1947]. По нашим наблюдениям, дело не ограничивается только высказываниями, иногда такие больные совершают суицидальные действия. Выключение зрения, вызывая полный отказ от прежнего жизненного стереотипа или значительно изменяя его, приводило к «реконструкции» личности [Матвеев В. Ф., Семенов А. И., 1973, 1975].

При оценке качественных параметров психологической реакции на слепоту следует учитывать их зависи­мость не только от преморбидно-личностных особенностей, но и от биологических возможностей организма, его способности компенсировать потерю функции. При­нято считать, что у слепых наступает изменение порога анализаторов слуха, осязания, обоняния, хотя пороги и не выше нормы, но они достигают высокой степени дифференцированности.

Реакция больных на слепоту, по данным А. И. Семе­нова (1974), проходит следующие три этапа. Первый — этап острой реакции, сопровождающийся ситуационно- тревожным состоянием, страхом слепоты, подавленным настроением, ослаблением двигательной активности. Второй — этап снижения настроения, энергии и инициа­тивы с сохранной надеждой на эффективность опера­тивного лечения. Иногда эти психологические проявления могут принимать характер патологической формы реагирования в виде депрессии. Третий — патологи­ческое развитие личности. Обычно же субъективная оценка слепоты в конечном счете ограничивается сохранением идей ущербности, развитием аутистических тенденций, погруженности в мир внутренних пережи­ваний [Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К., 1976].

Психологические сдвиги у больных со снижением зрения, слепотой в диагностическом периоде свидетель­ствуют о различной степени выраженности стресса. Нор­мосоматонозогнозии преобладают. Переоценка сим­птомов, как и их игнорирование, встречаются редко В период лечения (как медикаментозного так и хирургического) адаптация к болезни неустойчива. В переживаниях и представлениях больного ведущее место принадлежит надежде на эффективность лечения Нормосоматонозогнозии, занимая главенствующее положение, отличаются известной устойчивостью ослаблением эмоциональной окрашенности. Гиперсоматонозогнозии встречаются редко. В реабилитационно-восстановительном периоде личностные реакции обычно нормосоматонозогнозического типа. Чаще вст­речается переоценка утраты зрения с идеями ущерб­ности. Во всех трех периодах болезни, помимо психоло­гических форм реагирования, наблюдаются и депрес­сивные реакции.

Итак, формирование соматонозогнозий при пора­жениях зрительного и слухового анализаторов определяется в основном затруднениями поступления инфор­мации извне и ее переработки. Они не идентичны при той или иной стадии заболевания. Наступающие при этом нарушения межличностных отношений указывают на предпочтительную заинтересованность социально- психологического уровня в становлении соматонозог­нозий. Утрата слуха и зрения в диагностической стадии болезни всегда сопровождается состоянием стресса. В стадии лечения адаптация к болезни отличается неустойчивостью, незавершенностью в связи с сохране­нием некоторых надежд на благоприятный исход за­болевания. В реабилитационно-восстановительной ста­дии выработка психологических механизмов приспо­собления к изменившимся условиям жизни и деятельности в связи с наличием физических дефектов происходит замедленно. Гиперсоматонозогнозии — не столь уж редкое явление. Значительно реже встречаются гипо- и диссоматонозогнозии. Из патологических форм от­ношения к болезни преобладают депрессивные реакции. При поражении органов зрения и слуха, естественно, страдают отношения с окружающими, что указывает на заинтересованность прежде всего социально-психологического уровня личности больного.

утрата слуха – предыдущая | следующая – коррекция соматонозогнозий

Квасенко А. В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание