Яндекс.Метрика

Внушенные ожоги: Наши эксперименты.

Наши эксперименты

Эксперименты, о которых будет рассказано ниже, проводились, как и предыдущие, с испытуемыми Д. и Т.

Начиная эту работу, мы не имели намерения приступить к основательному экспериментальному исследованию. Зная о подобных опытах, проводившихся в про­шлом, мы хотели осуществить их в свою очередь. Нас побуждало в тот момент скорее что-то вроде любопытства, чем мысль об углубленном исследовании. Постепенно, по мере продвижения работы и ознаком­ления со всей литературой по этому вопросу, мы осозна­ли одновременно и теоретическое значение изучаемого феномена и те предосторожности, которые следовало принять для обеспечения необходимого контроля.

Нужно также учесть, что мы знали обеих пациенток уже долгое время. Кроме двух хирургических вмеша­тельств, описанных выше, мы провели с ними многочисленные эксперименты и никогда не замечали у них ни малейшей склонности к симуляции. Поэтому на первых порах мысль о возможности обмана нас не беспокоила. По этой причине не все наши опыты были обеспечены должным контролем.

Тем не менее мы решили их опубликовать, видя в них интересное дополнение к данным предшествующих экспериментов, например, относительно влияния меж­личностных и личностных факторов на ход изучаемого явления. Как мы увидим в дальнейшем, имеется много доводов в пользу достоверности полученных нами результатов. Проведение опытов в этой области сталки­вается с исключительно большими трудностями. Испы­туемые, у которых могут быть вызваны явления такого рода, встречаются редко. Кроме того, такие экспери­менты имеют дело с очень сложными факторами (ок­ружающая обстановка, психическое состояние испытуемого, отношение испытуемого к экспериментатору, установка последнего и т. п.), и поэтому они не удаются сразу. Таким образом, ограничиваясь рассмотрением только безупречных экспериментов, мы рискуем до крайности сузить изучаемый материал.

Испытуемая Д.

Первый   эксперимент    (А.1) — 20   марта 1975   г.

Мы гипнотизируем Д. и помещаем пятифранковую монету на наружную сторону ее левого предплечья со следующим внушением:

«Я кладу вам на руку раскаленную монету; эта монета причинит вам ожог».

Как только монета касается испытуемой, она от­дергивает руку, словно металл действительно рас­кален.

На следующий день, 21 марта, Д. приходит на осмотр, и мы обнаруживаем на месте, где была помеще­на монета, пузырь в форме полумесяца.

Испытуемая сообщает, что увидела его, когда про­снулась. Накануне вечером она не заметила ничего необычного. Пузырь образовался в течение но­чи. Она вспомнила также, что почувствовала по­калывание в руке после ухода от нас. Потом она забыла об этом, так как была очень занята на работе.  Она думает, что, по-видимому, расчесала это место ночью.

24 марта д-р Бюкель записывает, что обнаружил «пузырное поражение в форме полумесяца размером 20 – 20 мм на наружной стороне средней части левого предплечья».

Биопсия от 3 мая 1975 г., выполненная д-ром Мола, дала следующие результаты: «Были взяты две тканевые пробы с очень маленького участка; они оказались идентичными. На поверхности отмечается полное отслоение эпидермиса, оставшаяся оголенной дерма умеренно инфильтрирована круглыми клетками. Глубже отмечен небольшой сенильный гиперэластоз и некоторое количество круглых и кое-где многоядерных клеток, расположенных вокруг сосудов; аномалия пиложировых придатков не отмечена. Заключение: обнаруженная при биопсии картина не является специфической и совместима с диагнозом ожога».

Отметим, что уже 21 марта, то есть на следующий день после эксперимента, Д. заявила нам, что она не верит, будто пузырь появился в результате внушения. Испытуемая предложила нам другое объяснение: пузырь был вызван ожогом от нагревшихся наручных часов, которые она надела еще с вечера, не снимала весь день и которые нагрелись от близости настольной лампы.

Видя, что мы  отнеслись к ее объяснению скепти­чески и сочли его маловероятным, она в конце концов сказала: «Я вовсе не стремлюсь, чтобы внушение удалось, потому что,  если бы это получилось, при том, что гипноз не действует на мою болезнь, значит,  я неизлечима».

Характеристика испытуемых: боль – предыдущая  |  следующая – Эксперименты с сомнамбулой

Л. Шерток. Непознанное в психике человека. Содержание.