Яндекс.Метрика

Характеристика испытуемых: боль (продолжение).

Однако одно из наблюдений Хэдфилда свидетель­ствует как будто против этого утверждения. В ходе одного и того же эксперимента он дважды внушал ожог на   двух   разных   участках,   причем в одном случае внушалась также боль, а в другом — анальгезия. В первом случае появился пузырь, во втором внушение не дало никакого результата. Автор приходит к заключе­нию, что «именно боль и, возможно, непрерывная боль вызвала ожог»  (Hadfield,  1917).

Эксперименты V — 2 и VII показывают все же, что внушенный  ожог  может  иметь  место  при  отсутствии болевых ощущений у испытуемого.   Наблюдение Хеллера и  Шульца   (VII)   особенно интересно,  поскольку в нем, как и в эксперименте Хэдфилда, было сделано внушение обезболивания, которое ничуть не помешало образованию пузыря. Напротив, наблюдение XIII показывает, что сильнейшая боль может ощущаться испыту­емым в течение всего эксперимента, не сопровождаясь никаким значительным эффектом. Полученный Хэдфилдом результат объясняется, возможно, тем, что внушен­ное исследователем обезболивание имплицитно включало приказ о том, чтобы пузырь не появлялся.

Таким образом, существующие данные позволяют заключить, что боль не составляет необходимого звена для возникновения феномена. Наши собственные эксперименты подтверждают эту гипотезу. Тот факт, что болезненное ощущение наличествует и большинстве экспериментов, объясняется просто: представления о боли и об ожоге теснейшим образом связаны между собой. С этой точки зрения вполне возможно, что галлюцинаторное ощущение боли способствует усилению внушения ожога, в частности позволяет локализовать место его возникновения. В этой связи было бы интересно узнать, в какой форме проявляется болезненное ощущение в тех случаях, когда пузырь возникает не на том месте, где это было предусмотрено внушением. К сожалению, в соответствующих наблюдениях не содержится никаких сведений на этот счет. Точно так же имеющиеся в нашем распоряжении данные слишком фрагментарны и не дают нам возможности определить, влияет ли каким-нибудь образом наличие боли на время образования пузыря.

Финне провел в 1925 г. в Ленинграде первую серию опытов с женщиной 32 лет, страдавшей истерической немотой и к тому же обладавшей высокой гипнабельностью (гипноз со спонтанной постгипнотической амне­зией). На спину больной была помещена монета и внушено, что эта монета раскалена и вызовет появление пузыря, который действительно появился через 24 часа после внушения. Поскольку эксперимент проводился без контроля, он был повторен в присутствии двух хирургов и с наложением герметичной повязки на зону эксперимента. Был получен такой же результат.

Двумя годами позднее Финне повторил эксперимент. Испытуемая Маргарита Павловна Г., 35 лет, кастелян­ша санатория, также была прекрасной сомнамбулой. На границе задней поверхности шеи и спины испытуе­мой поместили бронзовую 2-копеечную монету, и было внушено появление ожога. На указанном месте образо­вался пузырь. Однако и на этот раз эксперимент про­водился без контроля. Он был проведен снова 12 июля 1927 г. в присутствии К. И. Платонова, одного из зачинателей психотерапии в России; 2-копеечную монету приложили к руке испытуемой с тем же внуше­нием, повторенным трижды в течение получаса. Испыту­емую разбудили сразу же после третьего внушения. Полчаса спустя появилась эритема, которая через три с половиной часа постепенно развилась до стадии пузыря. Испытуемая находилась все время под непре­рывным наблюдением врача.

Эксперименты с внушением ожога проводились также Сумбаевым (1928). В качестве испытуемого служил один из его больных, истерик 30 лет с потерей чувствительности на всем теле, кроме небольшого участ­ка на передней поверхности левого бедра, часто впа­давший в сумеречное состояние. Этот пациент был очень хорошим сомнамбулом.

В ходе первого опыта на участок левого бедра, не потерявший чувствительности, была помещена крышка от чернильницы с внушением ожога. Испытуемый почув­ствовал столь сильную боль, что его пришлось снова усыпить. После пробуждения он был отправлен в палату, а через несколько часов был обнаружен пузырь на месте внушенного ожога.

Сходный  опыт  был   проведен   17  апреля,   на  этот раз в условиях непрерывного наблюдения за больным. Он вызвал только эритему. Третья попытка увенчалась тем же результатом, но с интересным вариантом: было внушено появление ожога также и на анестезирован­ной правой ноге; испытуемый не почувствовал в указан­ном месте никакой боли, и внушение не принесло никакого результата, в то время как на левой ноге появилась эритема.

1 мая Сумбаев предпринял новую попытку, закон­чившуюся образованием волдырей. К сожалению, при проведении упомянутых опытов Сумбаев нисколько не заботился о контроле, поэтому единственным надежным результатом этой экспериментальной работы нужно считать возникновение эритемы.

Позднее Сумбаев осуществил вторую серию опытов, к ходе которых ему несколько раз удалось вызвать появление отека, внушая испытуемому, что у него обморожены уши. На этот раз был обеспечен относительно строгий контроль.

Характеристика испытуемых (продолжение): динамика процесса – предыдущая |  следующая –  Внушенные ожоги. Наши эксперименты.

Л. Шерток. Непознанное в психике человека.  Содержание.

Перейти к данным таблицы с экспериментами.