Яндекс.Метрика

Социокультурные стереотипы отношения к тяжелобольным как условие изменения личности (продолжение)

Исследование показало, что социокультурные стереотипы восприятия окружающими данного контингента больных не сформированы. 49 % опрошенных ничего не слышали об операции АКШ или слышали очень мало. 28 % опрошенных говорят, что “слышали немного”, однако, возможно, они путают этот вид операции с другими операциями на сердце. 9,3 % опрошенных знают, что делаются операции по замене клапанов, но не слышали об операции АКШ. 11,6% опрошенных имеют родственников или знакомых, перенесших эту операцию, и, следовательно, имеют о ней некоторое представление. Всего одна женщина (из 51) подробно и правильно описала характер операции и состояние больных после нее. Как показывают ответы на другие вопросы, люди, имеющие слабое представление об операции, склонны утяжелять ее характер и последствия.

71% опрошенных не знают и не могут представить, как живут люди, перенесшие операцию АКШ. По представлениям остальных больные живут очень плохо. 1 человек признался, что “ему вообще не верится во все это”. 7% опрошенных ответили, что, по их мнению, это жизнь на грани между инвалидностью и нормальным существованием.

Надо заметить, что информированность о данном контингенте больных не зависит ни от возраста, ни от профессии, ни от занимаемой должности. В целом, она носит случайный характер.

На вопрос, как строились бы отношения с таким сотрудником, перенесшим операцию, 25 % опрошенных ответили, что относились бы к нему более бережно, с пониманием, 16% — максимально щадили бы его. С другой стороны, 16% опрошенных признались, что за сознательно добрым и щадящим отношением подсознательно скрывалось бы недовольство из-за того, что приходится “все брать на себя”. 9% опрошенных относились бы к больным с опаской, настороженно, 7% заявили, что на их работе такая ситуация невозможна, 11,5% считают, что рабочие отношения должны строиться без всяких поблажек.

В целом выявились 2 позиции, в отношении к сотруднику, перенесшему операцию АКШ: “мужская” и “женская”, причем реально каждая из них может принадлежать лицам обоего пола; скорее, прослеживается их зависимость от кругозора, активности, деятельного или пассивного характера опрашиваемого. Люди с “мужской” позицией реагируют более полярно: готовы относиться к больному или “как к хрустальной вазе”, или с позиции “дело есть дело”. Лица, имеющие “женскую” позицию: больше настроены на опеку, сочувствие, поддержку в любой момент, понимание. “Женская” позиция несколько преобладает в целом (57%) и среди женщин (70%), хотя нужно сказать, что подчеркнуто “мужская” позиция часто встречается именно у женщин — руководителей (43%).

На вопрос: “Взяли бы Вы на работу такого сотрудника, если бы были руководителем”, большинство (54,3%) ответили “нет”, причем женщины были более категоричны в ответах. В ответах “да”, преобладавших среди людей после 40 лет, явно или не явно присутствовало признание, что больного взяли бы на работу “из жалости”. Остальные 41,3% опрошенных отвечали, что принятие на работу зависит от знаний и интеллекта человека, от его деловых качеств, его характера, возраста. Среди руководителей наблюдался значительно меньший разброс ответов: 58,3% категорических ответов “нет”, и 33,3% ответов “в зависимости от знаний, интеллекта и деловых качеств”.

Причиной инвалидности большинство опрошенных считают, “жуткий страх”, приписываемый больным сердечными заболеваниями, шок после операции, связанный со смертельной угрозой, а также инерцию, трудность возвращения к работе после долгого перерыва, уход в болезнь.

Вопрос “нужно ли выходить на инвалидность” опрашиваемые чаще всего оставляли открытым, добавляя условия: “к старости”, “если она нормально оплачивается”, “на первых порах”. Около половины опрошенных (41,5%) ответили, что этот вопрос человек должен решать сам, что решение вопроса индивидуально, что “нужно что-то делать”, а есть ли при этом инвалидность — неважно. Таким образом, большинство опрошенных на первое место ставят осмысленный личный выбор.

Очень небольшая часть (20%) опрошенных дали ответ на вопрос о том, согласились ли бы они сами уйти на инвалидность. Вероятно, информация об операции АКШ слишком редко доходит до большинства людей, чтобы они имели возможность освоить, продумать ее лично.

На вопрос, какие чувства в такой ситуации испытывали бы к близкому человеку, затруднялись дать ответ люди молодого возраста и мужчины в возрасте от 30 до 40 лет. Наиболее активно отвечали на этот вопрос женщины в возрасте от 30 до 40 лет. В целом, больше половины опрошенных ответили, что они испытывали бы к близкому человеку чувство сострадания, смешанное со страхом за него. Такое отношение может способствовать инвалидизации больных, подрывать их уверенность в своих силах.

Нужно отметить, что лица моложе 30 лет в целом воспринимают данную проблему умозрительно, рассудочно, она их не затрагивает лично. Наиболее эмоционально проблема, обсуждаемая в анкете, воспринимается женщинами в возрасте 30-40 лет и мужчинами 40-50 лет и старше.

Прослеживается зависимость ответов от широты мировоззрения опрашиваемого, которая в значительной степени, хотя и не всегда, связана с образовательным уровнем человека.

На вопрос о возможности смены профессии для перенесших операцию АКШ большинство опрошенных (76,5%) ответили положительно. Многие отмечали, что новая профессия должна быть спокойной, не очень сложной и интересной для человека. Некоторые из опрашиваемых замечали, что больному может быть трудно свыкнуться с мыслью, что он не годится для старой работы. Таким образом, под новой профессией во многих случаях подразумевалась профессия типа “хобби”.

Результаты по методикам – предыдущая | следующая – Анализ данных анкеты

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах