Яндекс.Метрика

7.3. Методы восстановления понимания речи при семантической афазии

7.3. Методы восстановления понимания речи при семантической афазии

Итак, поражение височных отделов коры мозга — зоны Вернике (22-е поле по Бродману) и коры второй височной извилины (21-е и 37-е поля) ведут к выпадению соответственно таких факторов, как фонематический слух, слухоречевая память, сужение объема восприятия, нарушение зрительных предметных образов. На основе этих центральных дефектов возникало нарушение понимания значений отдельных слов, и в первом случае вторично, а во втором первично — понимания предложений и высказываний. Нарушение понимания слов в первом случае наступало из-за дефектов четкого и константного восприятия звуковой структуры слова, в результате чего больные начинают смешивать близко звучащие слова, и возникающие на этой основе парагнозии лежат в основе непонимания значений слов. Во втором случае этот же симптом непонимания значений слов возникает, по крайней мере, по трем причинам: из-за нарушения восприятия, но уже со стороны его объема, из-за дефектов слухоречевой памяти и в связи с нарушением уровня зрительных предметных образов.

Совсем иной характер обнаруживает симптом нарушения понимания речи при семантической афазии, возникающее при поражении теменно-затылочных отделов левого полушария. В этом случае понимание отдельных слов остается сохранным, обнаруживая лишь некоторое сужение многозначности слов и некоторое смещение их значений. Механизмом этой формы афазии является нарушение способности симультанного восприятия элементов речи и способности размещения представлений во внутренних симультанных схемах. Поэтому этот дефект проявляется на уровне речи в невозможности или в затруднениях понимания логико-грамматических конструкций, которые передают систему отношений слов, и понимание значения этих конструкций требует не только и не столько понимания значения отдельных слов, сколько одновременного внутреннего сопоставления включенных в предложение элементов и целостного понимания конструкции (предложения).

Известно, что предложения русского языка имеют различное грамматическое и синтаксическое строение — они могут быть простыми и сложными. Сложные предложения делятся на разные синтаксические формы — прямые и косвенные, обратимые и необратимые, пассивные и активные, отрицательные и др. Синтаксические формы оказываются разными по трудности их перешифровки на единицы значения больными с семантической афазией. Известно, что для полноценного понимания необходимо выделить ту систему отношений слов внутри фразы, которая невидима простым глазом, но играет ведущую роль в, сочетании с выделением и пониманием отдельных элементов фразы (Лурия, 1975). Существует и некая иерархия сложности в понимании содержания предложений, в зависимости от их конструкций. Легче всего понимаются простые конструкции. Из сложных конструкций легче понимаются необратимые конструкции, по всей вероятности, потому, что в словах этих конструкций имеется избыточная информация.

Приведем пример: «Девочка моется мылом». Но нельзя сказать: «Мыло моется девочкой». «Белье стирается женщиной». Но нельзя — «Женщина стирается бельем». Еще труднее идет понимание таких конструкций, как: «Земля освещается солнцем». — «Солнце освещается землей». «Берег омывается морем». — «Море омывается берегом». Совсем трудно понимается значение обратимых конструкций: «Петя ударил Колю. Кто драчун?»

Следующий пласт синтаксических конструкций также представляет трудности для перешифровки. Это так называемые косвенные конструкции: «Петю ударил Коля. Кто драчун?», «Полем прошла девочка» и т. д.

Большую сложность для понимания этими больными представляют и атрибутивные конструкции родительного падежа (брат отца, сын полка), предложные (земля под небом, метро под землей; в словах «земля» и «небо» заложена избыточная информация и знакомая ситуация, поэтому такие предложения могут быть поняты, так как земля всегда под небом). А вот задачу показать «треугольник под квадратом» больные решить не в состоянии, так как они не понимают взаимоотношений этих слов.

Отдельные слова и их предметная отнесенность хорошо понимаются больными, но нарушается способность уловить их соотношения внутри конструкций и понять в целом ее содержание. Эти больные могут понять, о чем (о ком) идет речь, но вот, что говорится, — не понимают.

В отличие от сенсорной и акустико-мнестической афазии при этой форме афазии нет нарушений предметной отнесенности слова. Эти больные не могут перейти из плана вещественных ситуаций в план грамматический. Слово вы^ падает из системы грамматических понятий и воспринимается только как носитель непосредственного значения (Лурия, 1947, 1948, 1969). Будучи не в состоянии осознать грамматические отношения слов во фразе, больной оказывается и не в состоянии понять сложно построенную письменную или устную речь, несмотря на полную сохранность сенсомоторных механизмов.

Восстановительное обучение больных с семантической афазией, прежде всего, должно быть направлено на преодоление дефектов гностической сферы, дефектов симультанного восприятия и восприятия «левого» и «правого», взаимоотношений предметов в пространстве. Это и является центральной задачей обучения этих больных, а целью — восстановление понимания сложно построенной речи, понимания различных синтаксических конструкций русского языка.

7.2. Методы восстановления речи при акустико-мнестической афазии (продолжение) – предыдущая  | следующая –  7.3. Методы восстановления понимания речи при семантической афазии (продолжение)

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.