Яндекс.Метрика

Опосредование психической деятельности при аффективных расстройствах в позднем возрасте

Е.Ю. Балашова, Н.Р. Старкова, Н.П. Щербакова

Москва, Россия

Современный этап развития клинической психологии характеризуется возрастанием интереса к процессам опосредования и их роли в саморегуляции психической деятельности и целеполагании. Обращение к изучению феноменологии и психологических механизмов опосредования связано с его приоритетной ролью в оптимальном функционировании когнитивной сферы и развитии личности на всем протяжении онтогенеза.

В детском возрасте постоянное расширение, усложнение, обогащение арсенала “психологических орудий” и приемов опосредования является необходимым условием развития психических процессов ребенка, становления его личности (Выготский, 1983; Леонтьев, 1981). Именно опосредование деятельности зачастую нарушается при различных формах психической патологии: шизофрении, эпилепсии, невротических и соматических расстройствах (Зейгарник, 1986; Критская, Мелешко, Поляков, 1991; Петренко, 1976; 11иколаева, 1987; Тхостов, 2002; и др.). Исследования механизмов опосредования при нормальном (физиологическом) старении и при сосудистых и атрофических деменциях показали, что их особенности связаны с возрастными нейродинамическими перестройками в работе мозга (Корсакова, Балашова, 1995). При выполнении ряда заданий осознание и переживание неуспеха вызывает у испытуемых пожилого возраста своеобразные изменения саморегуляции психической активности – усиление произвольного контроля, включение в деятельность различных компенсаторных и гиперкомпенсаторных приемов и т.п. (Корсакова, Сурикова, 1991; Корсакова, Балашова, 2000).

Представления о механизмах и эффективности опосредования психической деятельности при старении могут быть дополнены при изучении аффективных расстройств позднего возраста, в частности, депрессий. Было проведено исследование мнестико-интеллектуальной деятельности у 25 больных тревожными и тоскливо-адинамическими депрессиями (средний возраст 68±2 лет), находившихся на лечении в клинике ГУ НЦПЗ РАМН. Менее больные проходили клинико-психопатологическое, неврологическое и MРT-обследование. Контрольную группу составили 15 психически здоровых испытуемых (средний возраст 63±3 года). В исследовании использовались методики: заучивание 10 слов, “пиктограмма”, анализ сюжетных картинок и серийные счетные операции. При интерпретации результатов учитывались также данные самоотчетов испытуемых (по окончании выполнения заданий им задавались вопросы о том, использовали ли они какие-либо способы и приемы для оптимизации своей деятельности).

Результаты исследования выявили ряд различий между группами испытуемых. Так, при заучивании 10 слов у больных депрессией оказался ниже объем непосредственного (ИВ) и отсроченного (ОВ) воспроизведения, им требовалось больше предъявлений материала для полного заучивания (Табл. 1). У больных депрессией чаще возникали литеральные парафазии и неоднократные повторы слов.

Очевидно, что одним из важных факторов, оказывающим влияние на скорость и продуктивность мнестической деятельности, является включение в запоминание различных мнемотехнических приемов. Поведение испытуемых в процессе заучивания и данные самоотчетов показывали, что при выполнении методики могли использоваться разнообразные способы опосредования: сосредоточение внимания на какой-либо части словесного ряда; стремление запоминать слова, группируя их по фонетическим или смысловым признакам, ассоциирование слов со зрительными образами, даже просто загибание пальцев на руке при произнесении очередного слова. Больные депрессией в принципе использовали те же способы опосредования, что и испытуемые контрольной группы. Однако это использование носило неустойчивый характер, наблюдалась диссоциация между упоминанием тех или иных приемов в самоотчетах и отсутствием их в реальном выполнении. В ряде случаев опосредующие приемы не увеличивали, а, наоборот, снижали эффективность запоминания, например, вследствие создания чрезмерно сложных, объемных ассоциаций. Таким образом, опосредование мнестической деятельности не позволяло больным депрессией в полной мере компенсировать затруднения и достичь показателей контрольной группы.

Анализ результатов “пиктограммы” – методики, направленной именно на исследование опосредованного запоминания, также выявил межгрупповые различия (при обработке данных использовался алгоритм, предложенный Б.Г. Херсонским (2000). У больных депрессией по сравнению с психически здоровыми испытуемыми значительно замедлялось время выполнения методики, они чаще отказывались от выбора образа, демонстрировали более низкую продуктивность отсроченного воспроизведения, у них чаще встречались конкретные, индивидуально-значимые образы, “шоковые” реакции и т.п. (Табл. 2).

Приблизительно у половины психически здоровых испытуемых и у 79% больных депрессией встречались стереотипии; персеверации – у 29% и 43% соответственно; проявления т.н. “органического графического симптомокомплекса” – у 50% и 86%; фрагментарности – у 7% и 36%; нестабильность размера рисунков практически отсутствовала в норме, но наблюдалась у 43% больных депрессией.

старение – предыдущая | следующая – мнестико-интеллектуальные изменения

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание