Яндекс.Метрика

Ограниченность процесса осознания эмоций

Одно из главных наблюдений, сделанных Фрейдом (1923; Freud 1936), а позднее подтвержденных многочисленными клиническими и экспериментальными исследованиями, заключается в том, что эмоциональные процессы осознаются (во втором значении) не полностью и не всегда. Систематический обзор данной проблемы содержится в работах Долларда и Миллера, в которой была сделана попытка синтезировать психоанализ и теорию научения (Dollard, Miller, 1950) Несмотря на многие упрощения и неточности, подход этих авторов представляется нам в принципе верным, поэтому им можно воспользоваться для характеристики процесса осознания эмоций.

Итак, некоторые эмоциональные процессы не осознаются. Не осознаются прежде всего те процессы, которые возникли и формировались в тот период, когда сознание человека не было еще достаточно развитым, — в раннем детстве. Поэтому многие эмоциональные переживания и ассоциации этого периода никогда не получают своего выражения в знаковых формах, хотя и могут участвовать в регуляции поведения взрослого человека.

По мере развития сознания создаются все более адекватные условия для осознания эмоций. Последнее происходит благодаря процессам научения. Человек учится выделять в первоначально недифференцированной массе внутренних переживаний (вызываемых раздражениями, поступающими из внутренних органов) некоторые специфические переживания, связанные, например, с голодом, беспокойством, гневом или сексом. Этот процесс различения осуществляется при активном содействии других людей, которые посредством соответствующих указаний направляют внимание на определенные аспекты внутреннего опыта, помогая соединять отдельные переживания в более общие структуры, связывать переживаемые состояния с их причинами и проявлениями.

Такой процесс научения состоит не только в выделении эмоционального процесса, но и в дифференциации и анализе его особенностей. Стало быть, человек учится не только узнавать, что он испытывает злость, но и замечать, что с ним происходит, когда он зол, какие у него возникают при этом мысли и образы, как он в связи с этим хотел бы поступить, какая интенсивность и качественные особенности характерны для состояний, например, озлобления, печали, обиды и т.д.

Чтобы эмоциональный процесс был воспринят и выделен среди других внутренних процессов, он должен достигнуть определенной силы и уровня организации. Слабая или недостаточно организованная эмоция часто не осознается. Так, человек за несколько дней перед важным экзаменом может проявлять различные признаки напряжения и беспокойства (например, забывать мелкие дела, обнаруживать повышенную чувствительность к фрустрации, испытывать затруднения при сосредоточении внимания) и в то же время не замечать этого состояния беспокойства. То же самое можно сказать о чувстве голода. Когда оно еще недостаточно выражено и не «замечается» субъектом, оно может вызывать увеличение возбуждения, например в виде повышенной раздражительности.

Осознание эмоционального процесса может затрудняться действием особых блокирующих механизмов. Согласно Долларду и Миллеру, затрудненный доступ к сознанию имеют те эмоциональные процессы, проявление которых сталкивается с наказанием (отрицательным подкреплением). Нам предстоит выяснить два вопроса, связанных с этим утверждением.

Первый касается того, что наказывается, второй — как наказывается.
Содержание и характер эмоциональных состояний, подвергаемых наказанию, зависят как от социальных норм, так и от индивидуального жизненного опыта. Так, в конце XIX века в определенных общественных кругах осуждалось всякое проявление женщиной сексуальности. Следует напомнить, что такие нравственные нормы имели в истории развития различных культур довольно широкое распространение. Примером может служить, скажем, культ девственности, крайне выраженный в католицизме и в других религиях. Запреты в области сексуальной жизни женщин, выражавшиеся в требованиях скромности, сдержанности и даже презрения в отношении всякого проявления сексуальности, в намеренном притуплении сексуальной инициативы, были важным моментом воспитания в разные исторические эпохи, а на рубеже XIX и XX столетий проявлялись с особой силой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Фрейд так часто наблюдал у своих пациенток признаки отрицательных эмоций, связанных с собственной сексуальной активностью. Например, в одном из анализируемых Фрейдом случаев (French, 1944) сильно выраженные соматические симптомы, проявлявшиеся у молодой женщины, были вызваны тем чувством отвращения, которое она испытывала в связи с возникшим сексуальным возбуждением, когда ее обнял мужчина.

Другим примером отрицательно подкрепляемой эмоции может служить страх у мужчин. «Настоящий мужчина» не должен бояться — проявление страха обрекает его на осуждение и насмешки. В некоторых социальных группах осуждение вызывают также переживания гнева, злоба или обиды. Считается, что человек должен быть благоразумным, снисходительным и т.д. Злость оценивается отрицательно, например, в христианской этике. Принцип смирения долгое время рассматривался как существенные компонент христианского воспитания.

Еще одним примером осуждаемой эмоции является проявление нежности у мужчин. Хотя идеальные герои современных фильмов и произведений литературы лишены таких суровых признаков мужества, какими они обладали в прошлом, когда быть настоящим мужчиной значило проявлять твердость, не поддаваться чужим чувствам и т.п., во многих социальных группах по-прежнему считается, что нежность отнюдь не достоинство мужчины.

Как замечает Витвицкий, осуждению подвергается и сам факт проявления сильных эмоций (аффектов); их обнаружение вызывает, во всяком случае у так называемых воспитанных людей, реакцию стыда (Витвицкий, 1963).

Репрезентация эмоций в сознании – Предыдущая|Следующая – Подавление эмоций

Экспериментальная психология эмоций. Содержание