Яндекс.Метрика

§ 2. Репрезентация эмоций в сознании

Эмоциональный процесс у человека не только приводит к появлению определенных форм внешнего поведения, но бывает представлен также в особой инстанции контроля, в механизмах метарегуляции — в сознании.

Положение о том, что эмоции репрезентируются в сознании, с точки зрения традиционной интерпретации сознания представляется нелепым. Считалось, что эмоции являются одной из форм сознания; эмоции рассматривались в конечном счете как разновидность психических явлений, как определенные акты сознания.

Кажущаяся противоречивость приведенного положение легко, однако, устраняется, если учесть, что термин «психический» и «сознательный» не употребляются здесь в качестве синонимов. Психическим является любо процесс, регулирующий поведение, тогда как сознание — это высшая инстанция регуляции, существующая только у человека.

У человека образовалась и получила развитие особая контролирующая система, которая и «следит» за протеканием процессов регуляции. Так, человек не только воспринимает, эмоционально реагирует, вспоминает, мыслит, действует, но еще особо регистрирует все эти процессы, то есть знает о том, что он вспоминает, эмоционально реагирует, мыслит, действует. Это достигается благодаря действию особых, социально выработанных механизмов — благодаря сознанию.

Как известно, сознание представляет собой высокоинтегрированную систему, основанную на знаковой репрезентации мира (см. Tomaszewski, 1966).

Осознание эмоций. Таким образом, эмоциональные процессы, как и другие процессы регуляции, могут регистрироваться в сознании. Слово «могут» указывает на то, что в сознании регистрируется отнюдь не всякий эмоциональный процесс и отнюдь не всегда. Типичной, скорее, является определенная степень регистрации, то есть она может быть частичной, неопределенной, неправильной. Бывает и так, что эмоция вообще не регистрируется в сознании и о ее существовании можно узнать лишь по определенным особенностям поведения. У взрослого человека, сознание которого достигает высшей степени развития, эмоциональный процесс отражается, как правило, в знаковых формах. Человек не только гневается, печалится, радуется, любит, восхищается, ревнует, но одновременно отдает себе в этом отчет. Следовательно, эмоции проникают в сознание и способны оставить в нем след.

Однако способность осознания эмоций не дана человеку изначально. Это способность, которая вырабатывается в процессе развития. Формирование сознательной репрезентации эмоций является частным случаем возникновения способности к регистрации и регуляции различных внутренних процессов. Регистрация и регуляция внутренних процессов происходят на разных уровнях и могут осуществляться как в неосознаваемой, так и в осознаваемой формах. Примером неосознаваемой регистрации и регуляции внутренних процессов может служить поддержание биохимического равенства в организме. Так, хеморецепторы, расположенные в шейной артерии, сигнализируют об изменениях в содержании кислорода и углекислого газа в крови, а механизмы центральной нервной системы это регистрируют и изменяют скорость дыхания. В данном случае регистрация происходит на низших уровнях нервной системы, там же формируются и регулирующие сигналы. Неосознаваемые регистрация и регуляция могут совершаться также и на уровне коры; например, сигнал из внутренних органов (орошение — через фистулу — холодной водой кишечника собаки) может стать условным раздражителем, вызывающим оборонительно сгибание конечности (Быков, 1947).

Как показывают эксперименты по выработке условных рефлексов во время сна, корковая регистрация может происходить даже при значительном ограничении активности коры (см. Billewicz-Stankiewicz, 1954). Регистрируется не только информация из внутренних органов, но и функциональные изменения самого мозга. Об этом свидетельствуют известные эксперименты Павлова по образованию условных рефлексов «на время»; они показывают, что можно выработать условные реакции, которые возникают через определенные интервалы времени без каких бы то ни было внешних сигналов. Это означает, что пусковые факторы могут быть в самом мозгу в форме протекающего в определенном ритме биологического процесса, который соответственно регистрируется и создает возможность запуска реакции (Павлов, 1949а).

Другой пример регистрации внутренних состояний содержат исследования Дельгадо, в которых было установлено, что раздражение подкорковых центров эмоций может стать стимулом для инструментальной реакции: сочетание электрического раздражения гипоталамуса с определенным движением приводит к заучиванию данного движения как реакции на раздражение гипоталамуса (Delgado, Rosvold, Looney, 1956). Приведенные данные свидетельствуют о том, что процесс, протекающих в центральной нервной системе, может регистрироваться на уровне коры и тем самым включаться в систему других стимулов и реакций благодаря аналитико-синтетической функции коры. Очевидно, эмоции как специфическая организация нервных процессов на многих уровнях также может регистрироваться в коре мозга, а это значит, что у человека она может регистрироваться на том функциональном уровне, который отвечает сознательной ориентации.

Возникает вопрос: что представляет собой регистрация на уровне сознательной ориентации? Точное определен этого явления, понимаемого скорее интуитивно, вызывает известные трудности. Довольно распространенным является такое представление, что способность к сознательной ориентации — это способность к словесному выражению внутренних и внешних процессов. Однако такое понимание оставляет некоторые неясности. Как справедливо замечает Эриксен, невозможность дать словесное описание некоторого переживания не означает неосознаваемости этого переживания.

Когда, например, мы оказываемся не в состоянии описать лицо хорошо знакомого нам человека, означает ли это, что мы не осознаем это лицо? Ведь мы можем нарисовать это лицо или опознать его среди тысячи других лиц (Эриксен, 1958). Исходя и этого следует различать способность непосредственно чувственной репрезентации явлений (в форме восприятия, воображения) и способность ее передачи в определенные исполнительные системы. Поскольку существуют различные исполнительные системы, один и тот же образ восприятия или воображения может получить графическое, вокальное или иное выражение. Более того, не существует полного соответствия между восприятием или воображением и выражающим их действием; точность выражения не совпадает с точностью восприятия. Поэтому, зная, например, то, что человек описал или нарисовал, мы не имеем возможности с точностью указать, что именно он увидел или услышал.

Человек не только отражает мир в чувственной форме (восприятия, представления) и выражает это при помощи физических действий. Он еще располагает системой знаковой репрезентации и знаковых реакций, которая обеспечивает обобщенную, абстрактную, социально выработанную категоризацию и организацию информации в виде системы взаимосвязанных значений. В основе этой системы лежат, как правило, словесные знаки артикулированного языка (хотя эта функция может выполняться, по-видимому, также и знаками другой природы).

Когда мы говорим, что человек осознает то или иное свое состояние, то имеем в виду репрезентацию явлений по крайней мере на одном из двух уровней. Мы тем самым указываем либо на то, что у человека некоторый факт зафиксирован настолько отчетливо, что он способен учитывать его в своих практических действиях (1), либо на то, что он способен выразит этот факт в знаковой форме (2). В первом смысле мы говорим, что человек осознает, например, свои действия, когда переходит улицу, обходит препятствия и достигает намеченного места, хотя все эти действия выполняются им автоматически, во втором смысле — когда он знает и может рассказать о том, что он воспринимает и что делает.

Теперь мы можем рассмотреть проблему осознания эмоций. Прежде всего следует различать два явления.

Во-первых, проявление достаточно обособленного и организованного процесса, влияющего на протекание деятельности и переживаемого субъективно, когда человек знает, что он нечто переживает и что это переживание явно отличается от всех предыдущих (так, впервые влюбленный человек испытывает состояние, которое он не может определить, но в то же время знает, что оно продолжается и что его невозможно ни с чем сравнить).

Во-вторых, собственно осознание, которое заключается в знании о своем состоянии, выраженном в словесных (знаковых) категориях. Характерной особенностью осознания во втором значении этого слова является включение полученных сигналов в систему информации (о себе, о мире, об эмоциях), упорядоченную и организованную соответственно социально выработанной и усвоенной индивидом системе значений. Этот второй вид осознания лежит в основе процессов контроля над эмоциями, в основе способности предвидеть их развитие, знания факторов, от которых зависит их сила, продолжительность и их последствия. Следует, однако, добавить, что это является повседневным, а не научным опытом. Ведь человек познает эмоции не с помощью учебников психологии, а на основе жизненного опыта, произведений литературы и искусства, признаний и рассказов других людей. В дальнейшем обсуждении речь будет идти об осознании эмоций исключительно во втором из выделенных нами значений.

Эмоции и мотивы – Предыдущая|Следующая – Ограниченность процесса осознания эмоций

Экспериментальная психология эмоций. Содержание