Яндекс.Метрика

116. Проблема бессознательного и психология отношений. А. Е. Личко

Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, Ленинград

Психология отношений – одна из теоретических концепций в изучении личности, возникшая и развивавшаяся в школе В. М. Бехтерева [7; 8; 9], не может оставаться в стороне от исследований важной сферы человеческой личности – сферы бессознательного. Подход к разработке этой проблемы должен осуществляться с общих для советской психологии методологических позиций, а также с учетом накопленного московскими и грузинскими психологами и психотерапевтами опыта изучения бессознательного [1; 2; 3; 14; 15; 16].

Психологию отношений как концепцию отличает ряд особенностей.

Прежде всего, личность рассматривается как система отношений. Исходной позицией в таком понимании личности явилось высказывание К. Маркса о том, что человеческая сущность в своей действительности представляет “совокупность общественных отношений”.

Другой особенностью психологии отношений явилось ее духовное родство с рефлекторным учением. Не случайно эта концепция зародилась в Петербурге в годы становления учения И. П. Павлова об условных рефлексах, в годы развития идей В. М. Бехтерева о сочетательных рефлексах. Личность рассматривается как единая система отношений, подобно тому, как высшая нервная деятельность представляет собой единую систему условных и безусловных рефлексов. В отличие от условнорефлекторных связей человеческие отношения составляют качественно иной, высший уровень отражения действительности. Становление отношений имеет ряд закономерностей, общих с выработкой условных рефлексов: так же, как условные рефлексы, отношения образуются в ходе индивидуального развития, так же могут затормаживаться, угасать, переделываться, дифференцироваться и т. п. Но их принципиальное отличие от условных рефлексов прежде всего в том, что они всегда социально детерминированы, при этом не опосредованно, как, например, условные вегетативные реакции, а непосредственно. Отношения также либо осознаны, либо могут быть осознаны. Главная сфера человеческих отношений – это сфера сознания. Не случайно еще К. Марксом было отмечено, что для животных их отношения к окружающей среде не существуют “как отношения”.

Представление о личности как о системе отношений не исключает сферы бессознательного. Однако психологии отношений присуще признание примата сознательного над бессознательным. Человеческое сознание является вершиной достижения эволюции жизни на Земле. Отношения являются высшей формой отражения действительности, возникшего на базе чрезвычайного развития наиболее молодых в эволюционном отношении отделов головного мозга, отношения, несомненно, являются главным и решающим регулятором человеческого поведения. Таким образом, психология отношений придерживается общих для советской психологической теории неосознаваемых форм психической деятельности положений о взаимодействии сознательного и бессознательного и о ведущей роли сознания [1; 2, 44].

Признавая существование особых “неосознанных” отношений у человека, В. Н. Мясищев [9] подчеркивал их коренное отличие от “несознательных” отношений у животного, однако детально эти отличия не рассматривались. Данные им неодинаковые наименования позволяют предположить, что “неосознанными” отношения у человека названы потому, что потенциально они всегда могут стать осознанными.

Что составляет эти особые неосознанные отношения, как они образуются, каково их значение для медицинской психологии и психотерапии?

Можно предположить, что неосознанные отношения, составляющие сферу бессознательного у человека, неоднородны по своему генезу и неоднозначны по своей роли в психической деятельности.

Сугубо схематично неосознанные отношения можно разделить на две большие группы.

Первая группа отношений формируется на ранних этапах онтогенеза, в раннем детстве, в период формирования речи и мышления, в первые годы жизни, т. е. в период “бессознательного детства”, о котором впоследствии не остается никаких воспоминаний. Тем не менее, именно в этом периоде закладывается начало системы отношений. Речь идет о таких системах, как “ребенок – мать”, “ребенок – член семьи”, “ребенок – непосредственное окружение”.

Большая часть отношений, закладывающихся в периоде раннего онтогенеза, в последующие годы развивается, совершенствуется, получает словесную квалификацию и становится сознательной. Однако некоторая часть отношений, в силу каких-то причин, остается неосознанной и неоречевленной. Такие неосознанные отношения могут лечь в основу смутных страхов, неясных опасений, необъяснимых симпатий и антипатий, непонятных предчувствий, примет, суеверий, а также отдельных невротических симптомов. Следует заметить, что так же, как выработанные в раннем онтогенезе условные рефлексы, отношения, образованные в этом периоде, отличаются прочностью. Эта стойкость, возможно, обусловливается определенными свойствами нервной системы на ранних этапах онтогенеза, вероятно, сходными с теми, которые лежат в основе явления импринтинга. Другим фактором, обусловливающим стойкость этих отношений, является их тесная связь со сферой инстинктов, безусловных рефлексов, их сильная эмоциональная окрашенность, образование этих отношении на фоне мощного эмоционально-вегетативного аккомпанемента, сопровождающего большинство поведенческих актов в раннем детском возрасте.

По мере развития речи и мышления неосознанные отношения могут получать определенную словесную квалификацию, включаться в определенные системы речевых связей, однако генез их может оставаться по-прежнему неосознанным, особенно, если эти отношения перестают реализоваться. В течение дальнейшей жизни под влиянием определенных условий, особенно психотравмирующих ситуаций, подобные неосознанные по генезу отношения могут актуализироваться, включаться в новые системы отношений, сливаться с ними, создавая при этом новые, неправильные, искаженные представления о происхождении этих отношений, связывая их с новыми условиями и новыми событиями.

 

акцептор – предыдущая | следующая – онтогенез

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым