Яндекс.Метрика

Нейропсихологический анализ специфических нарушений письма у детей(недостаточность внимания)

У детей первой подгруппы нарушения письма, устной речи и других психических функций были обусловлены регуляторными трудностями. Их специфические ошибки являлись следствием нарушения реализации программы действия, ее упрощения. Так, большое число ошибок обозначения границ предложения обусловлено трудностями распределения внимания между технической стороной письма и необходимостью выделить законченную мысль – предложение. Равное количество пропусков и смешений гласных и согласных свидетельствовало о том, что эти ошибки объясняются не гностическими нарушениями распознавания акустико-артикуляционных признаков звуков, а регуляторными слабостью произвольного внимания. Незначительная выраженность дисграфии у школьников первой подгруппы связана с тем, что у учащихся страдают, прежде всего, общие предпосылки к письму (умение ориентироваться в задании, вовремя включиться в программу выполнения действий и следовать ей), а не специфические для письма операции (переработка акустической, кинестетической и другой информации).

В устной речи учащихся первой подгруппы имелись обусловленные общими регуляторными трудностями особенности. Распространенными оказались трудности программирования при пересказе текста: пропуски и перестановки фрагментов, инверсии, преимущественное употребление простых предложений, небольшая длина предложения. При этом у школьников не было выраженных лексических нарушений. Отсутствие дефектов звукопроизношения у большинства детей первой подгруппы и искажения слоговой структуры слов объясняются нарушениями серийной организации движений.

Высокая степень правшества, подтверждает данные о том, что у детей первой подгруппы имелись регуляторные, а не гностические унилатеральные нарушения. У школьников второй подгруппы механизм нарушений письма, устной речи и других психических функций определялся гностическими левополушарным и трудностями. Преобладание пропусков и смешений согласных над пропусками и смешениями гласных, обнаруженное в письме школьников, не случайно, поскольку именно с работой речевых зон левого полушария связан процесс дифференциации согласных фонем (Лурия, 1969; Сумчепко, 1974; Балонов, Деглин, 1976; Пветкова, 1997). Значительная выраженность дисграфии у этих детей подтверждает важную роль дефицитарности гностических левополушарных функций в патогенезе дисграфий.

В устной речи большинства школьников практически отсутствовали трудности профаммирования высказывания. Однако выраженность лексических трудностей во второй подгруппе детей оказалась существенной, что, по данным разых авторов, связано с дисфункцией гностических речевых зон (Ахутина, 1998; Полонская, 1999 и др.). Нарушения произносительной стороны речи в данной подгруппе носили специфический характер, обусловленный гностическими трудностями. Об этом говорит наличие у большинства детей дефектов звукопроизношения, общая смазанность речи, а также меньшая, чем в первой подгруппе распространенность искажений слоговой структуры слова. Тот фат, что у второй подгруппы детей нарушения фонематического анализа были более выражены, чем нарушения фонематического синтеза, закономерен, так как трудности переработки информации по левополушарному типу означают, прежде всего, расстройство аналитической стратегии восприятия. Оценка степени функциональной асимметрии учеников этой подгруппы подтвердила многочисленные данные о накоплении признаков левшества у детей с речевой патологией (Голод, 1983; Полякова, 1990; Иншакова, 1995 и др).

Учащиеся третьей подгруппы имели нарушения письма, устной речи и других психических функций вследствие гностических правополушарных трудностей. Преобладание пропусков и смешений гласных над пропусками и смешениями согласных, обнаруженное в письме третьей подгруппы, подтверждает данные Э.Г. Симерницкой (1978), Т.В. Ахутиной и Э.В. Золотаревой (1997) о связи правополушарной недостаточности с пропусками и заменами гласных на письме. Интересно, что у этих школьников выраженность биографии оказалась наибольшей, что может объясняться имевшимся у детей сочетанием гностических правополушарных и левополушарных нарушений, максимально затрудняющим процесс компенсации.

Склонность к построению в устной речи длинных предложений и одновременно особые вербальные трудности, по мнению ряда исследователей, характерны для лиц с недостаточностью функций переработки информации по правополушарному типу (Ахутина, 1998; Семенович, 2001). Отсутствие у большинства детей нарушений звукопроизношения указывает на лучшую сформированность у них акустического и артикуляционного анализа соглас­ных звуков. Значительная выраженность нарушений фонематического синтеза у этих детей представляется неслучайной, так как именно правое полушарие обеспечивает целостную, холистическую стратегию восприятия (Ахутина, Золотарева, 1997; Симерницкая, 1978 и др.).

Результат исследования функциональной асимметрии учащихся третьей подгруппы подтверждает данные о накоплении признаков левшества у лиц с правополушарными гностическими нарушениями (Семенович, 2001; Симерницкая, 1978).

Таким образом, нейропсихологический подход к анализу дисграфии у учащихся младших классов позволил обнаружить системную взаимосвязь имеющихся у детей специфических ошибок письма и особенностей психи­ческих функций. Среди детей с дисграфией выделены три подгруппы школь­ников. В первой подгруппе учащихся механизм нарушений письма, устной речи и других психических функций определялся регуляторными труднос­тями; во второй подгруппе – гностическими левополушарными трудностями; в третьей подгруппе – гностическими правополушарными трудностями.

нарушения письма – предыдущая | следующая – одаренные дети

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание