Яндекс.Метрика

Наблюдение за поведение

Это наблюдение начинается с момента первой беседы с подростком и его осмотра. Уже здесь достаточно отчетливо могут выступить общительность или замкнутость, живой веселый нрав или склон­ность к унынию, тревожная озабоченность или нарочитая бравада, подчеркнутая деликатность или быстро утрачиваемое чувство дистанции, неторопливая обстоятельность или суетливость и поспешность в мыслях и действиях, болтливость или осторожная осмотрительность в ответах, сдержанность в проявлении чувств или эмоциональная лабильность. Все это дает немало сведений и для оценки психического состояния подростка, и для суждения о типе акцентуации характера, и для определения синдрома, и, наконец, для постановки диагноза.

В условиях госпитализации — полной или частичной (дневной стационар, ночной профилакторий и т. п.) — открывается воз­можность наблюдать подростка в трех ситуациях, где его психи­ческое состояние и тип акцентуации сказываются на поведении с особой силой. К ним относятся поведение среди сверстников, поведение на свиданиях с родными и поведение во время консультативных осмотров группой врачей.

Среди сверстников подросток нередко раскрывает те стороны своей личности и те особенности психического состояния, которые остаются незаметными в окружении взрослых. В этом диагности­ческое значение специальных подростковых отделений психиатри­ческих больниц и подростковых полустационаров. В их условиях ярко выявляется подростковая реакция группирования, а пред­почитаемые приятели при возможности разнообразного выбора говорят о многом.

Первыми обычно группируются подростки с делинквентным поведением, с токсикоманическими склонностями, обладающие опытом быстрых уличных знакомств. Образуемые ими компании отражают структуру и манеру поведения асоциальных под­ростковых групп. К ним начинают тянуться подростки с явной или скрытой акцентуацией по неустойчивому типу или с чертами неустойчивости на фоне других типов. Другие подростки сплачиваются в группы более медленно. Больные вялотекущей шизо­френией нередко тянутся друг к другу. Особняком и в одиночестве обычно остаются депрессивные больные, а также шизоидные и сенситивные подростки.

Свидание с родными демонстрирует воочию тонкие нюансы внутрисемейных отношений, особенно когда к подростку являются сразу несколько членов семьи. Здесь видно, к кому тянется подросток, к кому обнаруживает неприязнь, к кому — холодное равнодушие, к кому ревность, кому предъявляет претензии, о ком беспокоится. Даже то, с кем рядом и как близко садится подросток, показывает, к кому из членов семьи он больше всего тяготеет, не говоря уже о том, как и в какой последовательности он прощается и здоровается.

Не меньше данных представляет наблюдение за поведением родителей. Можно увидеть, кто в семье — лидер, кто в подчинен­ном положении, стремление к доминирующей или потворствующей гиперпротекции над подростком, признаки эмоционального отвержения и т. п.

Консультативный осмотр подростка является в большинстве случаев для него стрессовой ситуацией. От этого осмотра под­росток обычно ждет решения животрепещущих вопросов. Кроме того, он оказывается в ситуации, когда на него устремлены взоры всех окружающих. Все это еще более, чем при беседе наедине с одним врачом, может выявить особенности характера.

В остальном психиатрическое наблюдение за подростком не отличается от такового за взрослыми.

 

Глава 7. Особенности лечения и реабилитации

Лечение психотропными средствами

Особенности реакции на психотропные средства в подрост­ковом возрасте. Некоторые побочные действия психотропных средств и осложнения при их применении, которые встречаются у взрослых, в подростковом возрасте оказываются более частыми и более выраженными.

Коллаптоидные состояния возникают при лечении аминазином, а иногда и тизерцином (левомепромазином). Видимо, их частота и выраженность связаны как с присущей подростковому возрасту вегетативной лабильностью, так и с более подвижным образом жизни, двигательной активностью. Эти состояния неопасны, легко устраняются обычными средствами (постель­ный режим, кофеин), но порою очень пугают самих подростков и настраивают их против лечения. Поэтому перед началом терапии, особенно перед первыми инъекциями аминазина, надо предупре­дить о возможности «обмороков» при несоблюдении назначенного постельного режима, о необходимости избегать резких движений.

Паркинсоноподобный синдром, дискинезии и акатизии также чрезвычайно часты у подростков. Эти явления, как правило, появляются в начале даже очень осторожного лечения мажептилом, триперидолом и галоперидолом, но могут наблюдаться и при лечении трифтазином (стелазином) и даже аминазином. Лицо становится маскообразным, голос тихим и монотонным, тонус мышц и сухожильные рефлексы повышенными, появляется мышечный тремор, заметно меняется почерк. На этом фоне могут появляться приступы судорожного сведения мышц глазных яблок, лицевых, языка, жевательных, глотательных, шейных, а иногда и мускулатуры торса и конечностей. Акатизии и тасикинезии проявляются крайней непоседливостью, невозможностью усидеть на месте, постоянной потребностью ме­нять позу, ходить, двигаться. Скорее и тяжелее все эти признаки обнаруживаются, когда пытаются смотреть телевизор.

осмотр – предыдущая | следующая – делирии

Подростковая психиатрия. Содержание.